Держите темп игры!

Пока деньги стоят дороже человеческой жизни.

Ещё до незабвенного Адольфа Аллоизовича Шикльгрубера, немецкие власти с удовольствием принимая заокеанские деньги.

«…В 1929 г. американские инвестиции в Германии составили 70% всех иностранных капиталовложений и большая часть из них принадлежала американской финансовой группе Моргана.

Через принадлежавшую Морганам американскую компанию связи «ИТТ» они контролировали 40% телефонной сети Германии и 30% акций авиастроительной фирмы «Фокке-Вульф».

Через «Дженерал электрик» Морган контролировал германскую радио- и электротехническую промышленность в лице германских концернов «АЭГ», «Сименс», «Осрам».

Через «Дженерал моторс» Морган контролировал германский автомобилестроительный концерн «Опель».

Генри Форд контролировал 100% акций концерна «Фольксваген».

Принадлежавшая Рокфеллеру «Стандарт Ойл» контролировала всю германскую нефтеперерабатывающую промышленность и производство синтетического бензина из угля…

К моменту прихода Гитлера к власти под полным контролем американского финансового капитала находились такие ключевые отрасли германской промышленности, как: нефтепереработка и производство синтетического горючего, химическая, автомобилестроительная, авиационная, электротехника и радиоприборостроение, значительная часть машиностроения.

Всего 278 фирм и концернов, а также ключевые банки, такие как «Дойче банк», «Дрезднер банк», «Донат банк» и ряд других…»

Эпперсон Р. «История Второй Мировой войны».

При такой поддержке, любой лидер Центрально-европейской империи (Третьего Рейха) не должен был испугаться влезть в конфликт:

«…Сам Гитлер в 1937 г. планировал начать крупномасштабные завоевания в Европе только в 1943 году…»

В. Пруссаков «Оккультный мессия и его рейх».

В Центрально-европейском государстве передовыми темпами выпускали новые самолёты «транспортники», шили купола парусинового шёлка, учили мужчин прыгать с вышки. Потом, эти прыжки помогут власти гитлеровцев потягаться с такими вооружёнными силами, какими были Бельгийские, Голландские, Норвежские армии.

Но даже «нервозный», подстёгиваемый сознанием неизбежной гибели, Гитлер не мог отважиться бросить войска в большую войну:

«…Вначале Гитлер не собирался завоевывать Польшу.

Он был готов какое-то время принять ее в качестве младшего партнера, при условии, что Польша вернет Германии принадлежащий ей выход к Балтийскому морю, и тем самым соединит с Германией по суше Восточную Пруссию…»

Гарт Б. Л. «Важнейшие стратегические решения»

Вот тут и сыграет весь, то есть — целый проект «Гитлер» и немцы ударят: с воздуха, с учебного линкора, двинут конницу, бросят в атаку велосипеды, машины, танкетки, все имеющиеся к тому времени танки. Это будет.

«…Президент вовсе не хотел, чтобы война, которая начнется в Европе, закончилась так быстро, что США не успели бы вмешаться.

В сентябре 1938 г. против Гитлера могли выступить французская, английская, русская и чешская армии, которые раздавили бы его довольно быстро.

К лету 1939 г обстановка коренным образом изменилась. Россия заключила договор с Германией, чешская армия исчезла. Война, начавшаяся в 1939 году, могла тянуться до бесконечности…»

Barnes Ed «War for Perpetual Peace»

А как красиво играли мускулами в свете приближающегося двадцатилетия победы над «клятыми москалями», «речипосполитские» фашисты. Геноцид немецкого народа, который имел место, как и притеснения белорусов и украинцев, вспоминать…

«…Национал-социалисты!

Более полумиллиона наших соплеменников — сплошь мелкие крестьяне, ремесленники и рабочие вынуждены покинуть свою бывшую родину (Поморье), спасаясь от нового режима, который грозил им сначала беспредельной нищетой, а рано или поздно — полным истреблением.

Несмотря на это, тысячи немцев исчезли! Было невозможно узнать что-либо об их судьбе или хотя бы местонахождении. Среди них было более 160 граждан Рейха…»

Из речи А. Гитлера 22 июня 1941 года.

Ведь поляки не были и слабы, даже разбежавшись из-под своего никчёмного командования, они смогли за пару лет, собирая соплеменников по континенту, представить достаточную военную силу. Судите сами:

«…Во Франции уже весной 1940 года возникли:

— 1-я гренадерская дивизия;

— 2-я пехотная стрелковая дивизия;

— отдельная подхалянская стрелковая бригада;

— польские военно-воздушные силы (сформирован один варшавский сводный дивизион 1/145);

— организованы также 3-я и 4-я пехотные дивизии;

— 10-я бронетанковая кавалерийская бригада;

— карпатская стрелковая бригада.

5 августа 1940 года был подписан польско-британский военный договор.

Сформированы:

— 1-й польский корпус, переименованный в 1942 году в 1-й мото-бронетанковый корпус;

— отдельная парашютная бригада;

— 1-я бронетанковая дивизия.

Сикорский создал вместо неё Союз Вооруженной Борьбы (ZWZ). Во главе его стал Казимеж Соснковский, которому подчинялись: «командир области немецкой оккупации» Стефан Ровецкий и «командир области советской оккупации» генерал Карашевич-Токажевский. Целью было приготовиться к вступлению в бой в тот момент, когда немцы надорвутся. 14 февраля 1942 года ZWZ была переименована в Армию Крайову, комендантом которой стал генерал Стефан Ровецкий (псевдоним Грот). Армия Крайова действовала до 17 января 1945 года.

А в Москве была достигнута договоренность о создании польской армии численностью до 96 тыс. человек…»

Из Интернета.

Не зря поляки «почивали на лаврах», — была сила.

Была, да сплыла! Силой надо ещё уметь воспользоваться:

«…Польская армия прекратила своё существование. Из 800000 военнослужащих, которых правительству удалось мобилизовать, 694000 попали в плен к немцам…»

Самюел Митчем «Фельдмаршалы Гитлера и их битвы»

В этой цитате интересное выражение:

«…Которых правительству удалось мобилизовать…»

В рассказах о Великой Отечественной войне такое даже «мимоходом» не «проскальзывает». Как, то есть, как «удалось мобилизовать»? Все, «как один встали на защиту…»

Про «удалось мобилизовать» можно писать в свете афганской, нет, простите, наверное ещё позже по календарю – в свете первой, второй Кавказских и прочих войн уже «свободной» России. Хотя и России в это календарное время уже не было. Была Федерация…

«… План операции, военных действий (в Грозном) разработанный Грачевым и Квашниным, стал фактически планом гибели войск. Сегодня я могу с полной уверенностью утверждать, что он не был обоснован никакими оперативно-тактическими расчетами. Такой план имеет вполне определенное название — авантюра. А, учитывая, что в результате его осуществления погибли сотни людей, — преступная авантюра…»

Из интервью генерала Рохлина.

Как Польша тридцатых годов прошлого столетия напоминает нам сегодняшнюю империю Газпрома. Тот же ничем не подкреплённые самоуверенность и снобизм, граничащий с пустой воинственностью.

«…24 октября 1938 года Германия в ходе переговоров Липского (посол Польши в Германии) и Риббентропа представила Польше свои требования, которые я бы назвал скорее пакетом предложений, поскольку они не были выдвинуты ультимативно…

Принимая их, Речь Посполитая не понесла бы никакого значительного ущерба. Гданьск (Данциг) не был тогда польским городом, а автострада через коридор была, о чём мало кто помнит, идеей нашей дипломатии, которая появилась в 30-х годах…

Взамен за эти уступки Польше предложили пролонгацию пакта о ненападении и присоединение к Антикоминтерновскому пакту практически…»

Павел Вечоркевич польсктий профессор истории.

Что это, как ни желание воевать? Интересно наблюдать вождям народа в телевизоре, как по твоему приказу молодые и красивые мужчины без импотенции,  геморроя и подагры идут на смерть. И она их косит, косит…

Или… Большое чувство патриотизма у политиков? Орать лозунги со сцены, даже плакать, не утирая слёз на гладких щёчках, а потом провожать эшелонами послушных тех же молодых и красивых – умных, талантливых и перспективных.

Из всех чиновников государства, только старым генералам неохота воевать. Одно дело – утром в министерство на машине, обед в столовой, ужин – в ресторации. Другое – песок в металлической миске с борщом и спать на соломенном матраце с медсестрой и трихомонозом.

«… До марта 1939 г. в главном командовании сухопутных войск Германии не существовало плана стратегического развертывания войск для нападения на Польшу…»

Эрих фон Манштейн «Утерянные победы».

Любые мирные инициативы сложны. Проще войны нет ничего.

Польская власть воспринимала, как само собой разумеющееся то, что она получила германские земли «при французской раздаче» (1918). Были голоса и такого плана:

«…Политическая перспектива для европейского Востока (это о нас с вами) ясна. Через несколько лет Германия будет воевать с Советским Союзом…так как территориальные интересы Польши на западе и политические цели Польши на востоке, прежде всего в Украине, могут быть обеспечены лишь путём заранее достигнутого польско-германского соглашения…»

Я. Каршо-Седлевский польский посол в Иране. 1938 год.

Но две фашистские державы не захотели союза, а решили выяснить, кто сильнее. В общем: как хотелось Вашингтону, так и вышло. Не испугались немцы потребовать обратно себе Приморье, не захотели поляки прислушиваться к мирным предложениям!

«… В случае любой акции, которая будет явно угрожать независимости Польши и которой польское правительство соответственно сочтёт необходимым оказать сопротивление своими национальными вооружёнными силами, правительство Его Величества считает себя обязанным немедленно оказать польскому правительству всю поддержку, которая в его силах. Оно дало польскому правительству заверение в этом…»

Из доклада Чемберлена Палате Общин 31 марта 1939 года

Польские военные были уверены в том, что разобьют Вермахт, (если что, союзники ударят!), разделят немецкие земли: англичанам и французам – Мюнхен, Берлин, себе – Данциг, Кёнигсберг.

«…В основу польского стратегического развёртывания в сентябре 1939 года был положен наступательный план, ставивший своей задачей захват Данцига и Восточной Пруссии…»

Г. С. Иссерсон «Новыеформы борьбы».

А потом уже и на Киев, Харьков, Москву, а союзники соответственно – в Баку (французы), Архангельск, Мурманск (англичане), Владивосток, Хабаровск (американцы)…

«…Угроза англо-французского (или чисто английского) нападения на СССР была вполне реальной на протяжении 1940 года и первой половины 1941 года.

Однако всякий раз осуществлению уже намеченных планов Запада мешало то или иное обстоятельство.

В марте 1940 года это было военное поражение Финляндии от советских войск.

В мае-июне 1940 года Западу помешало победоносное наступление вермахта на Нидерланды, Бельгию и Францию.

В июне 1941 года гитлеровское нападение на СССР побудило руководство Великобритании, по зрелому размышлению, формально объявить себя союзником нашей страны…»

Из Интернета.

Такое «правильное» направление мысли откорректировала не надёжность клинков гусар и драгун, а зелёная изрисованная бумажка с начертанным на ней масонским знаком…

Например:

«…7 июня 1927 г. в Варшаве на вокзале убит советский посол Войков, после чего из США последовал крупный заем Польше на военные нужды…»

Колонтаев К. В. «История Великой Отечественной войны»

Как сладко пахнут порохом и прахом чемоданы масонских знаков!

«… Иисус отвечал им: истинно говорю вам: всякий делающий грех, есть раб греха…»

От Иоанна 8:34.

Тихая война шла ещё до первого сентября: с 1936 года истекала кровью Испания – полигон, где оттачивались взаимодействия родов войск и воздушное оружие.

Китайские потери в конфликте с Японией никто не считал. Их и тогда уже было пруд пруди.

«… 21 марта 1939 года Англия вдруг предложила СССР и Франции выступить с декларацией о немедленных консультациях по вопросу, как остановить «дальнейшую агрессию в Европе»…»

Н. Стариков «Кто заставил Гитлера напасть на Сталина?» 2010 год.

Здесь ключевое слово «вдруг». СССР поддерживал большевистские настроения бывших охранников Ленина, но за Клайпеду лезть на рожон не стал. И с кем? С теми, что поддерживали фашистского генерала Франко?

На следующий день, то есть 22 марта 1939 года немецкие власти провозгласили добровольное присоединение к Рейху Клайпедской зоны. Войска Вермахта были уже совсем близко к русской границе.

«…По Тильзитскому Акту (ноябрь 1918 года) лидеры прусских литовцев потребовали объединения Прусской Литвы с Литовской Республикой. Большинство же немцев и онемеченных литовцев не желало объединения с Литвой…

В конце 1938 года Литва потеряла контроль над ситуацией в крае. 23 марта 1939 года, после того, как устный ультиматум заставил Литовскую делегацию приехать в Берлин и за неделю до введения германских войск в Прагу, литовский Министр иностранных дел Юозас Урбшис и его немецкий коллега Иоахим фон Риббентроп подписали Договор о передаче Мемельланда Германии. Литва отозвала свои войска из региона…»

Из Интернета.

А у англичан и французов были другие планы…

«…Восстановление и перевооружение Германии для последующей немедленной агрессии на бескрайние российские просторы было основной программной установкой вождя нацистов.

 Обязательное и первейшее условие для этого, фундамент и базис для восстановления немецкой экономики и военной мощи – союз с Великобританией…»

Н. Стариков «Кто заставил Гитлера напасть на Сталина?». 2010 год.

Но…

Мы зимой, в холод лютый и снега по пояс разбили-таки последнюю «белую гвардию» — финских фашистов. Разбили… и с огромным трудом, но отодвинули границу от Ленинграда.

«… Принципиальное решение о нападении на СССР как ближайшей военной операции Союзный верховный военный совет Англии и Франции принял ещё 19 декабря 1939 года. Гитлер принял аналогичное решение только 31 июля 1940 года.

Но обстоятельства могли сложиться иначе.

Руководителей Англии и Франции отличала медлительность в принятии и исполнении уже принятых решений. Так, ещё в январе 1940 года принципиально решив оказать помощь Финляндии, они медлили с практическими шагами до тех пор, пока Финляндия не оказалась разгромленной.

Но можно представить себе, что англо-французские войска были бы направлены в Финляндию ещё в феврале – начале марта 1940 года. Или что Финляндия, в надежде на скорое их прибытие, не подписала мира с СССР и продержалась бы против советских войск до начала апреля 1940 года, то есть до того момента, когда союзные контингенты были реально направлены в Норвегию.

Англо-французское вторжение в Советское Заполярье началось бы весной 1940 года…»

Из Интернета.

Но не стал премьер-министр Великобритании отправлять в Финляндию годом позже и 200-тысячный экспедиционный корпус для защиты финской демократии. И Советы замирились с Хельсинки! Не хватило в эти дни Вашингтону злой настойчивости своего друга Чемберлена.

«…Россия нависла, как грозовая туча, над восточным горизонтом Европы — угрожающая, не поддающаяся учету, но, прежде всего, обособленная…»

Министр иностранных дел Англии О. Чемберлен. Февраль 1925 год.

Из банкноты, будь он фунт стерлингов или «бакс», не выстрелишь. Он и от пули не спасёт. Что с банкноты взять – бумага. Но бумага, по получению которой и стреляют, и убивают, и прекращают убивать. Нужен только «умелец»!

Тонны зелени шли на континент, удобряя пожароопасные участки суши.

«…1 апреля 1939 года Гитлер отдал приказ о разработке плана нападения на Польшу…»

Из материалов Нюрнбергского процесса.

А между тем, в погожие весенние дни (1939) фашистский генерал Франко взял Мадрид, через пару дней другой фашист – итальянский диктатор Муссолини праздновал победу над Албанией, хотя… потом победу над Албанией праздновали греки…

Паны из Варшавы тоже страстно хотели участвовать в получении «военных денег»:

«…Со стороны поляков последовал ряд недвусмысленных враждебных действий: большинство сотрудников польского посольства в Берлине и членов колонии отправили в Польшу своих жён и детей; польские студенты, находившиеся в германской столице, вернулись на родину, а польские консулы получили приказ сжечь секретные бумаги и архивы. Кроме того с  23 марта (1939) в Польше была объявлена частичная мобилизация в армию…»

М. Мельтюхов «Упущенный шанс Сталина».

Когда же война, так вожделенная за всеми, стала (наконец-то!) реальностью, в высоких кабинетах задумались как бы ещё и Россию как-то «втащить» в резню.

«…Как бы то ни было, но англо-французская авиация в этот период, вместо бомб, бросала на города Германии листовки под названием «Долой большевизм!», в которых Гитлер изображался «крестоносцем, отказавшимся от крестового похода», «человеком, смирившимся перед Москвой».

Британский министр иностранных дел Галифакс, выступая в палате общин 4 октября 1939 года, выражал искреннее сожаление тем, что Гитлер «изменил самым коренным принципам своей прежней политики», то есть предпочёл договор о ненападении с Москвой немедленному, после захвата Польши, походу на Россию…»

Из Интернета.

Но Россию пока атаковали недружно. Япония дважды получила отпор в Монголии, Штерн и Блюхер не смогли воспользоваться моментом и план по превращению войны в гражданское противостояние сталинскому режиму провалился. Внутренняя троцкистская бригада «поджигателей» была раскрыта и преследовалась. Правда поляки формировали большое войско под тенью башни Эйфеля, а потом Биг-Бэна. Эта АК – Армия Крайова даст о себе знать… Потом.

«… 9 декабря 1939 года создан Национальный Совет Республики Польша — совещательный орган правительства и президента с функциями парламента.

18 декабря правительство опубликовало декларацию, которая формулировала главные цели эмиграционного правительства. Декларация квалифицировала гитлеровскую Германию как главного врага Польши, подтверждала состояние войны с СССР, провозгласила, что будет вести борьбу за освобождение Польши на стороне антигитлеровской коалиции и объявила о создании польской армии на Западе…

10 октября 1939 года была создана специальная комиссия по вопросу исследования причин сентябрьского разгрома, во главе которой стал генерал Юзеф Халлер.

Одной из главных задач эмиграционного правительства было строительство польских сил вооружённых на Западе. Был подписан ряд договоров с британцами и французами, планировалось даже создание 100-тысячной польской армии во Франции. Наконец, 4 января 1940 года был подписан польско-французский военный договор и военно-воздушное соглашение…»

Из Интернета.

Польское правительство в изгнании намеревалось воевать до последней капли панской крови и в Руре и в Гродно и в… Донецке.

«…Уинстон Черчилль полон решимости оказать гитлеровской Германии достойное сопротивление. Он обращается к президенту Рузвельту с просьбой предоставить Британии военную помощь. – в частности, 50 старых эсминцев, несколько сотен самолетов, амуницию, сталь.

Американский президент выполняет просьбу своего британского коллеги, и вскоре через Атлантический океан в Британию направились транспорты. Американская помощь включала в себя, в частности, полсотни старых эсминцев, несколько сотен самолетов, амуницию, сталь – в сентябре 1940-го эта помощь достигает берегов Британии.

В обмен на это США получили возможность аренды в британских владениях восьми военных баз сроком на 99 лет…»

Из Интернета.

Но самым модным в Европе становится… чёрный цвет и языческий символ солнца… Чёрного солнца.

Чехи и австрияки приветствовали своё вхождение в новое Центрально-Европейское государство. Венгры, румыны, словаки и болгары жили под своими фашистами и не тужили особо. Гитлер был в моде во Франции, в Милане, в швейцарских кладовых…

Вся Европа была в немецких «готических» буквах и рунах.

О драгунах новой Речи Посполитой в общем как-то подзабыли и они «поплыли»: Париж – Лондон – Тегеран.

А Европе у Гитлера нравились мокрая чёлка и глаза-буравчики: «Ах, он любит детей! Он считает их невинными!» — «Да нет же он любит больше всего собаку Блонди!»

А он любил тащить за собой свет в тьму, считая, что ведёт всех к очищению, ценою своего «распятия»…

«…Вместо высадки в Британии 600-тысячная армия Наполеона исчезает в наших снегах. А может быть, всё же стоило попытаться высадиться? Утонули бы тысяч двести, так все остальные солдаты раскатали бы Британские острова в ковровую дорожку к ногам французского императора. А в России вообще не вышло ничего путного…»

Н. Стариков «Кто заставил Гитлера напасть на Сталина?».2010 год

Добавить комментарий