Быть убитым

Бог не допускает, чтобы обесценилось человеческое существование.

И он «придумывает» смерть.

Неумолимое расставание с материальным миром…

И в последнее мгновение, когда мир ещё осязаем и слышен, наступает момент молитвы…

Молитвы, которой не учит ни одно богословие…

Молитвы покаяния последнего удара сердца…

Не добиться покаяния от тех, кто живёт, насыщая мелочью пустяковых успехов путанный, скользкий лабиринт своего серого мозга, и не верит в бесконечную, понятную только Космосу «абсолютную» справедливость. Справедливость, где судьёй выступает не личность, пусть даже высоко забравшаяся и не народ, пусть даже с большими муками собравшийся вместе где-нибудь, а ТО, что собственно составляет всю Жизнь.

Глава двадцать седьмая.

Быть убитым.

Осень и зима 1941 года морозно ударила по всем: и по немцам, по мадьярам, по финнам, французам и русским.

«…Как оказалось, и дивизия почти вся замёрзла в эту ночь на открытых ветру горных дорогах…»

Николай Николаевич Никулин «Воспоминания о войне» 1975 год.

Но «буксовал» Вермахт.

Сталин. Январь 1942 года:

«… Немцы в растерянности от поражения под Москвой, они плохо подготовились к зиме. Сейчас самый подходящий момент для перехода в общее наступление…

Наша задача состоит в том, чтобы не дать немцам… передышки, гнать их на запад без остановки, заставить израсходовать свои резервы ещё до весны…»

Итак, наши контратаковали.

Почему?

— Может быть, ответ кроется в таких вот сводках:

«…Дороги в полосе действия армии труднопроходимы, даже для гужтранспорта, движение автотранспорта возможно только по шоссе.

Доставка боеприпасов на левый фланг армии 110 и 113 СД производится вручную на расстояние 20-25 км»

Из оперативной сводки за 27 октября 1941 года.

«20-25 км» с ящиком снарядов на плечах – более чем частая практика, а ящичек, между прочим, килограммов сорок-пятьдесят!

В грязи, в болоте, в жаре и морозе, чтобы умереть «от слабости, кувырнувшись головой в костёр» (Н. Н. Никулин): или «марафон» по степи, да безоружными в атаку, или равнять сугробы по нитке, красить траву перед приездом Замминистра обороны:

«… Вдруг в непрерывности ритма дорожного движения обнаружились перебои, шоссе расчистилось, машины застыли на обочинах, и мы увидели новое – кавалькаду грузовиков с охраной, вооружённых мотоциклистов и джип, в котором восседал маршал Жуков…

Для него расчистили шоссе, и никто не должен был мешать его движению к немецкой столице.

Но что это? По шоссе стремительно движется грузовик со снарядами, обгоняет начальственную кавалькаду. У руля сидит Иван, ему приказали скорей, скорей доставить боеприпасы на передовую. Батарея без снарядов, ребята гибнут, и он выполняет свой долг, не обращая внимание на регулировщиков. Джип маршала останавливается, маршал выскакивает на асфальт и бросает:

— …твою мать! Догнать! Остановить! Привести сюда!

Через минуту дрожащий Иван предстаёт перед грозным маршалом.

— Ваши водительские права!

Маршал берёт документ, реет его в клочья и рявкает охране:

-Избить, обоссать и бросить в канаву!..»

Николай Николаевич Никулин «Воспоминания о войне»

К чему несущественные споры о том, на какой машине ездил маршал во время войны. Главное для нас сравнение: «машина-шоссе-асфальт» и «вручную-на-25 км»

«… Маленькая кургузая машина, по-прежнему не торопясь, упрямо ехала по самой серёдке. Дорога стала пошире, и Хижняк, решившись, неожиданно резко прибавил скорость и по самой обочине, чуть не слетев в кювет, впритирку обошёл «виллис»…

На контрольно-проверочном пункте при въезде в город по обе стороны шлагбаума скопилось десятка три машин…

Из подъехавшего «виллиса» с грозным видом вылез усатый майор; он был ещё молод, лет двадцати шести. Похлопывая себя прутом по голенищу хромого сапога, он властно и нетерпеливо крикнул…

— Да как вы смеете обгонять легковую машину старшего по званию!..»

Владимир Осипович Богомолов «Момент истины» 1973 год.

И здесь, и всегда: раб и господин…

Так, что же рядовому человечку: ну, не сумевшему либо по умственным, либо по этическим возможностям совместить свою жизнь с карьерой, — только плевки и пинки? Ну, конечно же, нет! Не-е-е-ет!!!

«Может меня даже, наградят…»

Из фильма «Бриллиантовая рука» 1968 год.

До того момента, как грянет «приветственная фанфара, исполняемая оркестром» «sonner la fanfare» ещё надо дожить, а на войне это воину совсем не просто…

Из наградного листа Сергеева Алексея Маркеловича: 

«…На позиции 1-го стрелкового батальона 722-го стрелкового полка наступала большая группа противника, в несколько раз превосходившая наши силы. По данным разведки стало ясно, что батальон попал в окружение. Командир батальона, выяснив и оценив обстановку, решил под прикрытием пулемётного огня вывести батальон из окружения. С этой задачей он отдал приказание:

— Сержант Сергеев, вы остаетесь со своим пулемётом на месте. Любой ценой задержать противника пулемётным огнем.

Несмотря на явно угрожающую смертельную опасность для своей жизни, сержант Сергеев ответил:

— Товарищ комбат, Ваш приказ будет выполнен. Погибну за Родину, за Сталина, но врага задержу…»

И актёр Марк Бернес через год споёт, погибая в окружённом доте прославляя Ленинград.

«…Ведь город Ленина один

На всём на белом свете.

Кто посягнул на честь его,

Пощады не найдёт…»

«Бессмертный Ленинград». Музыка Н. Богословский. Слова – В. Агатов

А актёр Андреев спешит ему на помощь.

И мы побеждаем… сквозь злобу от натуральной подмосковной гари, которая на морозе рвала нос.

От струящегося пота из-под шинели-ватника-двух нательных рубах, двух комплектов вываренных кальсон (белые, хоть на штык и к врагу!), сбившихся черных портянок и хлюпающих «разнокалиберных» валенок.

От глупости снега непроходимо выровненного…

«…Опыт показал, что в Красной Армии, где вся жизнь и боевая деятельность каждого военнослужащего, подразделения и части строго регулируются уставами, наставлениями и приказами, организация социалистического соревнования между соединениями, частями, подразделениями и отдельными военнослужащими, требующего общественного контроля и гласности, как правило, приводит к нетерпимым извращениям и разглашению военных секретов…»

Из приказа «Об отмене социалистического соревнования…» № 348 10 ноября 1942 года.

Чудеса! Всё начало ВОВ, вплоть до контрудара под Ростовом, когда РККА громили и гоняли из котла в котёл и «…одно-единственное, редкое, почти не употребляемое в мирной жизни, роковое слово «окружили»… правило несметными табунами людей, бегущих, бредущих, ползущих куда-то безо всяких приказов и правил…» (В. Астафьев) политработники в частях организовывали социалистическое соревнование!

«…Установленные по приказу НКО № 285 производственные показатели на первенство по социалистическому соревнованию полностью ни одним округом, фронтом не выполнены. Переходящее Красное Знамя Наркомата обороны и первую премию за 1942 год округам, фронтам не вручать…»

Из приказа №69 «Об итогах Социалистического соревнования»

Вот такая вот поза «69», перехитрившей самой себя, системой рычажной передачи отправляло ГСМ от мехкорпусов комюгзапфронта Кирпоноса от Луцка и Гродно в глубь страны по забитым железнодорожным магистралям июня-июля сорок первого…

«…Бойцы и командиры соревнуются на выполнение приказов, на содержание в чистоте и сохранности оружия и боевой техники, на соблюдение воинской дисциплины и требований уставов. То, что должно выполняться в порядке воинского долга, подменяется добровольными самообязательствами — договорами…»

Из приказа «Об отмене социалистического соревнования…» № 348 10 ноября 1942 года.

Из идиотии соцреалий был сделан очередной «плоский» сталинский вывод:

«… Все это не способствует укреплению дисциплины и порядка в войсках…»

Из приказа «Об отмене социалистического соревнования…» № 348 10 ноября 1942 года.

Но нам дисциплина…

«… Дисциплина – конечно… Но есть вещи в тысячу раз важнее вашей дисциплины… Воля масс! Революционный порыв нужно поощрять, хотя бы это шло вразрез с вашей наукой… Пусть операция… будет бесполезна, пусть вредна, чёрт возьми!..»

Алексей Толстой «Хождение по мукам» 1928 год.

«Не постоим за ценой» и голодными, в коричневых обмотках бросимся с силой, способной сомкнуть холодеющие пальцы на горле самого Ламанша-пролива…

Корнелиус Райн «Последняя битва»

«…Подбадривая себя криками, словно дикие племена, русские войска устремились к воде…

Захваченные лихорадкой наступления, они не могли и не хотели ждать лодок или мостов… Солдаты в полном обмундировании форсируют реку вплавь. Повсюду подпрыгивали над водой головы плывущих солдат. Многие цеплялись за пустые канистры, доски, стволы деревьев — за все, что держалось на воде.

Это была фантастическая картина, словно огромная армия муравьев переплывала ручей на листьях и прутиках…»

Но «пыл» всё же охладевает, зимой это происходит скорее… Приходит время думать, хотя не принято у нас считать погибших, забытых где-нибудь под Нарой, после конкретно очерченной красным точки в планшетке с номером высоты…

«… Я понимаю ваше желание вырвать инициативу у противника, но мы несём огромные потери в людях и матчасти не столько от превосходства сил противника и его «доблестей», столько от того, что вы, командиры и комиссары, полагаете достаточным только желание и порыв, чтобы противник был разбит…»

Из телеграммы наркома К. Е. Ворошилова командарму Г. К. Жукову 12 июля 1939 года.

Самые храбрые сгорели, утонули, замёрзли. Приходят новые, «необстрелянные»…

«…Первые дни в бою не многие способны были преодолеть в себе состояние шока. Командирам в стрелковой цепи стоило немалого труда поднять таких в атаку, и нередко на поле боя можно было наблюдать картину, как командир роты, бегая вдоль цепи, поднимает каждого ударом каблука в зад. Подняв одного, бежит к следующему, и пока поднимает того, предыдущий снова ложится — убитый или с испугу. Понятно, что долго бегать под огнем не мог и ротный, который также скоро выбывал из строя. Когда до основания выбивали полки и батальоны, дивизию отводили в тыл на переформирование, а уцелевших командиров представляли к наградам — за непреклонность в выполнении приказа: была такая наградная формула.

За тем, чтобы никто не возражал против явной фронтовой бессмыслицы, бдительно следили не только вышестоящие командиры, но также политорганы, уполномоченные особых отделов, военные трибуналы и прокуратура…»

Василь Быков «Цена прошедших боёв»

И Рокоссовский, и Тимошенко, и ГКЖ не желали воевать по-другому:

«…Большие потери в ходе проводимого войсками Красной Армии контрнаступления под Москвой вызвали недоумение и непонимание даже со стороны И. В. Сталина…»

Владимир Мельников «Их послал на смерть Жуков?» 2011 год.

Начальник Политического Управления Красной Армии товарищ Мехлис не скрывал перед своим богом того, что происходит на его глазах:

«…Поражает, что за время этой тяжёлой войны оказалось так много предателей, что на первых порах боевых операций боеспособность наших частей оказалась не на должной высоте. Поражает то, что до сих пор предательство – широко распространённое явление…»

Из записей Л. З. Мехлиса.

Поражало коммуниста: ладно бы, простой, пропитой солдатик, а то ведь – и коммунист, и член партбюро полка, и «лихой рубака» — участник «гражданской»…

Совершенно секретно в Государственный Комитет Обороны товарищу Сталину.

«…При этом представляю протокол допроса арестованного Левченко Г. И. — бывшего командующего войсками Крыма…

Левченко признал себя виновным в том, что под влиянием фашистской пропаганды о непобедимости германской армии и мощи ее техники был настроен пораженчески, поддался панике и, не организовав отпора врагу, вопреки приказу Ставки Верховного Главного Командования Красной Армии, — сдал противнику значительную часть территории Крыма с городом Керчь.

Кроме того, Левченко показал, что генерал-полковник Кузнецов своими действиями, выразившимися в последовательной сдаче Перекопа — Ишуньских позиций без оказания врагу серьезного сопротивления и, не организовав строительства обороны в глубину,— создал условия для захвата противником территории Крыма…»

Записка наркома внутренних дел СССР JI. П. Берия И. В. Сталину 26 января 1942 года.

Что ж до их предательства, то «…каждый сдавшийся в бою командир губил тем самым тысячи своих солдат, отдавал фашистам на растерзание сотни тысяч мирных жителей.

И мера ответственности за разгром армии и разорение страны для мобилизованного колхозного мужика и осыпанного всеми благами жизни генерала (которого государство наделило правом распоряжаться жизнью и смертью тысяч таких мужиков), должна, наверное, быть разной…»

Марк Солонин «22 июня или когда началась Великая Отечественная война».

Разность меры – если не только слова, так к тем, кто добился высокого статуса и подобраться сложно: кабинеты и секретарши, нескольких квартир в столице и за границей, валютные счета, защита от научной степени, твердыня гордости за свою «бизнэсдеятельность»…

Потому, что самое важное то, что вся жизнь, буквально каждый час, каждая минута этих людей… отдана людям:

Из воспоминаний генерал-лейтенанта И. А. Толокнюк:

«…- Вы часто бываете у командующего, вхожи в любое время… Попросите за меня генерала, чтобы разрешил съездить на недельку в Москву…»

Прервёмся для реплики, чтобы сориентироваться по месту: дело происходит во время битвы за Москву… И далее:

«…- А что вы там намерены делать? — спрашиваю, — Какое доброе дело обещаете? Скажите прямо, что хотите съездить домой, не выдумывайте сказок.

— Честно говоря, — признался проситель, хочется повидаться с родными, с друзьями. Это верно. Но моя поездка не будет бесполезной: я привезу для всех генералов – членов Военного совета в подарок новое обмундирование сверх положенного по норме. Ведь вон как обносилось начальство…

Расторопный офицер своё обещание выполнил. Он действительно привёз для всех генералов Управления то, что должен был привести: сапоги на меху, папахи самого высокого качества, отрезы на мундиры и брюки, парадные шинели и бекеши, а так же генеральское снаряжение…»

Нет, мы не хотим мазать всё дёгтем.

«…Скомандовали смирно и привели двоих, без ремней. Потом капитан стал читать бумагу: эти двое за дезертирство были приговорены к смертной казни. И тут же, сразу, мы ещё не успели ничего понять, автоматчики застрелили обоих. Просто, без церемоний… Фигурки подёргались и застыли. Врач констатировал смерть. Тела закопали у края плаца, заровняв и утоптав землю. В мёртвой тишине мы разошлись. Расстрелянные, как оказалось, просто ушли без разрешения в город – повидать родных. Для укрепления дисциплины устроили показательный расстрел…»

Николай Николаевич Никулин «Воспоминания о войне» 1975 год.

А из таких «снабженцев» выходили в герои. Самые что ни на есть!

Но, чтобы совершить геройство, надо быть, по крайней мере, живым. Значит, чтобы остаться жить в государстве, необходимо постоянно доказывать свою «нужность», «полезность» конкретным «государственным людям», которые расположились выше… Или совсем уж высоко…

Как следствие: весь несчастный сорок первый год статистика потерь Вермахта завышалась всеми. Солдатами, номерами пулемётных расчётов, командирами отделений, лётчиками, танкистами, подводниками и др.

Сводки собирались, суммировались, подвергались академическому анализу – то есть притягивались до нужного результата. За этой работой провозилось большинство штабных крыс всю войну, от начала до конца.

И так Верховное Главнокомандование армией рабочих и крестьян под красным знаменем «пролетариев всех стран» во всеуслышание провозгласило слова о скором, зимнем, полном разгроме врага.

«5 января 1942 года в Кремле состоялось заседание членов Политбюро ЦК ВКП (б) и Ставки ВГК. На этом заседании Сталин предоставил слово начальнику Генерального штаба маршалу Б. М. Шапошникову…

Из этого выступления следовало, что важнейшая военно-политическая цель, стоявшая перед Вооружёнными Силами, заключалось в том, чтобы ликвидировать угрозу Ленинграду, Москве и Кавказу и, удерживая стратегическую инициативу в своих руках, разгромить армию Германии и её союзников и создать условия для завершения войны в 1942 году…»

О. С. Смыслов «Проклятые легионы»

Наконец, вождь слушал начальника Генерального штаба и понимал — дело сделано: несмотря на потерю территории, враг растрёпан и дезорганизован. Наступающая зима манила призраком возмездия Отечественной войны 1812 года.

«…После того как Красной Армии удалось достаточно измотать немецко-фашистские войска, она перешла в контрнаступление и погнала на запад немецких захватчиков…

Немцы рассчитывают задержать, таким образом, наше наступление до весны, чтобы весной, собрав силы, вновь перейти в наступление против Красной Армии.

Немцы хотят, следовательно, выиграть время и получить передышку. Наша задача состоит в том, чтобы не дать немцам этой передышки, гнать их на запад без остановки, заставить их израсходовать свои резервы еще до весны…

У немцев не будет больше резервов…

Обеспечить, таким образом, полный разгром гитлеровских войск в 1942 году…»

Из директивного письма Ставки Верховного Главнокомандования № 03 10 января 1942 года 1 час 50 минут.

Не можем не отметить, хотя для этого стоит отойти немного от основного повествования.

Заметьте, в этом отрывке «директивы», (и далее в том же духе, поверьте!), всюду поминаются «немцы». Не думается, что ставка сознательно проводила лексические параллели вкупе с историей, и «немцами» назывались войска противника потому, что они солдаты этих самых войск не говорили по-русски.

«…Немтырь, немач, немец, немка – не говорящий по-русски, всякий иностранец с запада, европеец…»

В. И. Даль «Толковый словарь русского языка. Современная версия» 2003 год.

Но именно это существительное определённо имело успех: агрессоры – сиречь: немцы; чужаки, непонятные нам; супостаты; противники, непринятые нами…

И совсем некстати напишем об одной нашей совсем непатриотичной, гнусной версии, которая пришла на ум.

Россия после жутких мировых войн, не только возрождалась, но и делала гигантский экономический скачёк.

«…На рубеже 50-60-х годов Запад чувствовал… восхищение советской экономикой…

Это не было чистой фикцией.

Под слоем внешнего лоска крылся подлинный феномен. После распада СССР и открытия архивов российские и западные историки заново пересчитали данные о его экономическом развитии, и даже если взять самые скромные цифры, более низкие, чем публиковал Кремль или даже ЦРУ, Советский Союз в 50-е годы в любом случае развивался быстрее любой другой страны мира…»

Фрэнсис Спаффорд «Красное изобилие»

И тут придумалось совсем святотатственное для гордыни россиян:

— ты сподличаешь и предашь своих однополчан. Они вон к лесу так и не прорвались, а ты в буквальном смысле слов: «Hände hoch, du Arschloch!»…

Война же когда-нибудь кончится.

И если тебе удастся скрыть низость, плодиться и преуспевать, и кончить жизнь не в допросном бараке СМЕРШа или Geheime Staatspolizei, а у себя дома на пуховых подушках, после тебя ещё несколько поколений мальчиков твоей семьи будут из кожи вон лезть, чтобы любыми путями стереть внутри себя след мужской твоей неполноценности из-за преступления присягам: царю ли батюшке, советскому народу, или фюреру.

«…Комплекс неполноценности (Inferiority complex) – глубокое всепроникающее чувство собственной неполноценности по сравнению с другими людьми…

Открыт А. Адлером…Чувство неполноценности он рассматривал… как универсальную движущую силу развития личности…

Стремясь самоутвердиться – социализироваться – среди других, индивид пытается преодолеть – «скомпенсировать» — неполноценность симуляцией творческих возможностей и таким путём порой достигает исключительных результатов (сверхкомпенсация)…»

«Новейший психологический словарь» 2007 год.

И дети твои станут серьёзными чиновниками или большевистскими богоборцами, «красноблузниками» или «фарцовщиками», комсомольцами-энтузиастами-мыслителями нового мирового счастья или…

«…У нас в городе умирал купец. Перед смертью приказал подать себе тарелку мёду и съел все свои деньги и выигрышные билеты вместе с мёдом, чтобы никому не досталось…»

А. П. Чехов «Крыжовник» 1898 год.

И ещё… вот!

«…Ближе всего к телу продажная шкура…»

Евгений Кащеев.

Значит ли, что массовое предательство даст возможность целым странам не сгинуть в вихрях двадцатого века…

«… 75% от общего числа пропавших без вести приходилось на сдавшихся в плен бойцов и командиров, и только 25% на тех, чья смерть на поле боя оставалась незамеченной их товарищами в пылу борьбы с врагом, а так же раненых, которые оказались в плену не по доброй воле, а по обстоятельствам боевой обстановки…»

Владимир Мельников «Их послал на смерть Жуков?» 2011 год.

Думаете, это россияне такие трусливые и подлеющие? «Маршал Победы» так и думал, желая извести почти всё население, введением приказа, по которому должны были подлежать расстрелу все члены семей военнослужащего, нарушившего присягу…

«…Именно массовое пленение было основной причиной огромных потерь Красной Армии в начале войны.

В частности, на основном стратегическом направлении войны, на Западном фронте, число пропавших безвести и пленных превысило в 41-м году число убитых более чем в семь раз…

За 32 дня своего существования летом 1941 года на Центральном фронте «небоевые потери» и потери пленными в одиннадцать раз превысили число павших в бою с противником…»

Марк Солонин «22 июня или когда началась Великая Отечественная война».

Ошибся ГКЖ: то же самое произошло и с немцами, только в 1945 году, и чуть ранее – итальянцами, а чуть позже – с японцами.… Чего тут перечислять – себе дороже!

И останавливается заколдованная карусель разрушений – построений – разрушений. Даёт встать на твёрдую землю.

«…Не думайте, что предательство – это игра в одни ворота.

Запомните, что если вас предают, то именно вы этого захотели. Вы пожелали пройти урок предательства, очень сложный, по-настоящему серьёзный урок, который не каждому ещё под силу.

Раз уж это урок, то он должен быть усвоен…»

«Популярный психоанализ» 2013 год.

Пусть кругом идёт голова: идеально власть должна «по-любому» заставлять умирать рабов… А умирают «лучшие самцы»…

«…Нет области, куда бы не проникал глубокий взор великого Вождя…

Как человек гениальный, он в каждом деле открывал то, что было невидимо и недоступно для обыкновенного ума…

Мы же, собравшись для молитвы о нём, но не можем пройти молчанием его всегда благожелательного, участливого отношения к нашим церковным нуждам…»

Из речи святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия перед панихидой по И. В. Сталину 9 марта 1953 года.

И, как реквием, вспоминается откуда-то из заупокойной античной философии:

«… Ищи Бога, взяв началом себя. Познай, кто в тебе делает всё «его собственным» и говорит:

«Мой Бог, мой ум, моя мысль, моя душа, моё тело».

Познай источник радостей и печалей, любви и ненависти.

Познай, что значит созерцать, не желая любить непроизвольно…»

Ипполит «Обличение всех ересей».

Каждый человек – по образу и подобию.… Каждый – вселенная необъятная…

И

Люди не желают умирать за власть, какой бы она не была: царской, императорской, демократической или ещё какой-нибудь.

Только вот ведь какое дело…

Из служебного дневника начальника Генерального штаба германских сухопутных сил генерал-полковника Гельдера:

«… Противник… почти всюду оказывал сопротивление.

Следует отметить упорство отдельных русских соединений в бою. Имели место случаи, когда гарнизоны ДОТов взрывали себя вместе с ДОТами, не желая сдаваться в плен…

Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бои по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволять себе известные вольности и отступления от уставных принципов, что теперь уже недопустимо…

На отдельных участках экипажи танков противника покидают свои машины, но в большинстве запираются в танках и дают себя сжечь с машинами…»

Мужчины не предают.

Мужчины умирают.

«… На войне плоть находит выражение в животном инстинкте – самосохранении, страхе перед смертью.

Дух находит выражение в патриотическом чувстве защитника Родины. Между духом и плотью происходит подсознательная, а иногда и сознательная борьба. Если плоть возьмёт верх над духом – перед нами вырастет трус…»

Из записей Л. З. Мехлиса.

Хотел «обеспечить победу»…

Но.

Последнее, что осознаёт заместитель командира взвода хозроты – прыщавый и хилый младший сержант, единственный русский среди молдаван и хохлов — толчок вбок направления его бега. Толи повозка с полевым котлом гречневой каши, толи всадник апокалипсиса в чёрном плаще сбил на отогретую взрывом землю.

Последнее, что он вспоминает в мгновенном головокружении: поздний вечер после осеннего школьного вечера, девушка, которую он любил все старшие классы. Гулкое парадное с оранжевой лампочкой у входной двери. Большие мутно-зелёные глаза рядом, рядом.

И уже перед чернотой, всплыла какая-то непонятная и глупая фраза: «Подпрыгнуть и поцеловать…» Мир улетел вниз и, превратившись в точку, навсегда спрятался за её занавешенное окно пятого этажа под крышей…

Добавить комментарий