Фронт, который забыли

В Рейхе просчитались: никакие антисталинские мятежи не могли разжечь широкомасштабной гражданской войны в СССР и обеспечить европейцам окончательную победу над российским медведем. Политическое руководство России не сменилось, и ждать очередного «брестского мира» не следовало.

Сталинская империя сражалась. Сражалась с нарастающим упорством – война для Европы превратилась в затяжную, затратную.

Второй фронт на Дальнем Востоке и в Закавказье союзники Гитлера не открыли. Максимум на что удалось «совместными усилиями заинтересованных лиц», так это — подвигнуть Японию на усиление военной активности у берегов главных колоний Великобритании. Однако и этот шаг не внёс каких-либо перемен во взаимоотношения, начинающего складываться парадоксального «антифашистского фронта»: большевик Сталин, монархист Черчилль, демократ Рузвельт.

Горячо одобряемая ранее, буквально всей Европой, политика Гитлера разочаровала. Это случилось как раз ко времени начала бесконечно долгой осады города на реке Неве. Кстати сказать, фронт под стенами Ленинграда, душащий город в блокаде, по ту, по другую, по немецкую линию фронта, называли «забытым».

Глава тридцать первая.

Фронт, который забыли.

Подглава первая.

Мясное мороженное.

Аchtung!

Разве демократично-анусолюбивые мухи не умеют читать?

Напиши дерьмовое – они слетятся, чтобы потом ещё и весь мир обсуждать!

«…Мы своё место в Европе твёрдо определили на самом деле уже в 1242 году, когда вожди эстонского народа со своими воинами составили большую часть немецкого войска в Ледовом побоище против Александра Невского…»

Март Хельми – посол Эстонии в РФ с апреля 1995 года по май 1999 года.

Оставим на совести эстонского посла столь категоричные изречения.

«… Историческая память заменяет утраченную государственность, а воспоминание давних триумфов согревает сердца патриотов и даёт надежду на будущее…»

Из журнала «Знание-сила» за 2013 год.

Да, «триумфом» барахтанье во льдах «псов»-рыцарей назвать можно только принимая во внимание «некоторое торможение».

«…Война. День первый. Немцы захватили Эстонию.

Война. День второй. Русские отбили Эстонию.

Война. День третий. Немцы захватили Эстонию.

Война. День четвёртый. Русские отбили Эстонию.

Война. День пятый. Эстонские пограничники подняты по тревоге…»

Анекдот.

Смеяться? В войне смешного мало, красивого, на наш взгляд, тоже…

«…В бою за отчизну и смерть красна…»

Русская пословица.

Гитлеровская атака на Ленинград началась, как говориться – лучше не куда!

Весь июнь-июль танки и лошади группы армий Север» шли под аплодисменты аборигенов, увешанных по-праздничному янтарными бусами. Но не можем ни напомнить о том, о чём уже писалось: эстонцы и наши танки годами раньше забрасывали букетами цветов, и всё последующее «совковое» время с побережьем Балтики не было особенных проблем. Ох, эти прохладные воды и сдержанные эмоции! Тминный сыр, свиные уши и пиво в подвальных барах Прибалтики!

«…С 24 июня1941 года вооружённые выступления контрреволюционных формирований усилились, латвийские националисты и бывшие офицеры латвийской армии вооружались автоматическим огнестрельным оружием, начали занимать дома, расположенные у шоссейных дорог, мостов, вокзалов, то есть на пути движения частей Красной Армии, оружейным и пулемётным огнём обстреливали проходившие части, пытаясь таким образом внести панику и дезорганизованность в воинские части и помочь продвижению фашистских войск…»

Из донесения командира 22-й мотострелковой дивизии НКВД полковника Бунькова.

Если учесть, что по приказам генерала Копеца из «наших» ВВС, «наши» же лётчики в проклятом июне наносили удары по «своим», пытаясь превратить мировую войну, не много не мало, а новую гражданскую, то полковник НКВД Буньков пишет не всю правду, а только то, что от него хотят почитать….

Из воспоминаний Главного Маршала авиации А. Е. Голованова:

«…Во второй половине второго дня войны полк поднялся в воздух и лег на боевой курс.

Горел Минск, горели многие населенные пункты.

Дороги были забиты…

Наши самолеты подвергались обстрелу из зенитных пушек, отдельные машины атаковались истребителями с красными звездами, и мы вынуждены были вступать с ними в бой, хотя красные звезды были четко видны и на наших самолетах. Один из истребителей был сбит…

На обратном пути, несмотря на сигналы «я свой», наши отдельные самолеты опять были атакованы истребителями с отчетливо видными красными звездами. В полку появились первые раненые и убитые….»

И ещё.

Из донесений. Западный фронт (ЗапОВО) июнь 1941 года:

«…Атаки своих истребителей вызывают панику среди летного состава бомбардировочной авиации…»

Ветры «гражданской войны» на краю Западного СССРа грозили возгоранием!

«…После вступления немецкой армии в Литву она нашла здесь повсюду благожелательные ей литовские органы власти…

Литовцы воевали вместе с Германией, а не против Германии…»

Из письма «Фронта литовских активистов» в Берлин 15 сентября 1941 года.

Независимыми карликовые государства считаются даже тогда, когда получают по заднему месту за столом у очередного чемпиона сверхдержавности.

«…Части литовской армии, литовские партизаны везде, как смогли, помогали наступающей через Литву немецкой армии…»

Из письма «Фронта литовских активистов» в Берлин 15 сентября 1941 года.

Нам интересен аспект — «гибкость», с которой умеют «приспосабливаться» администрации малых союзных государств к новым историческим реалиям, показывают направления вектора победы. Империям быть разворотливыми нет никакой возможности.

«…Исходить надо из того, из чего исходит по отношению к нам весь остальной мир,- а именно, из того, что мы потерпели поражение в так называемой «холодной», или информационно-психологической войне; которая по сути своей являлась и по сей день является отнюдь ещё не закончившейся Третьей мировой войной.

Никто на Западе всерьёз не считает, будто у нас возник какой-то новый общественный строй. Считают, что происходит более или менее контролируемый Западом распад потерпевшей поражение «советской империи», причём распад должен быть доведён до такой точки, когда на месте нашего государства образуется нечто исторически и геополитически абсолютно нежизнеспособное…»

Председатель Исполкома Съезда граждан СССР Т.Хабарова 2013 год.

Так ли это? Не рано ли празднуют победу?

Время покажет. История покажет.

В начале «восточного похода» гитлеровская, уверенная в успехе, пропаганда кричала:

«… Захват Ленинграда – символа большевизма с 1917 года – может повести к полному краху уже сильно ослабленного советского режима…»

Из директивы № 34 ОКХ 30 июля 1941 года.

То даже, несмотря на крах сталинизма в Прибалтике, на очередное генеральское предательство во времена Лужского противостояния, Вермахт «упёрся лбом» в срочно (кровью, потом и слезами!) возведённую Ворошиловым систему круговой обороны, «…которая состояла из нескольких оборонительных поясов… На ближних подступах… Красногвардейский, Слуцко-Колпинский, Карельский укрепительные районы, пояс оборонительных сооружений с узлами сопротивления по линии Петергоф – Пулково…»

«История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 – 1945». Том второй.

И оборона была неприступной. И под ногами захватчиков неуступчивая земля…

И не была бы блокада ужасом, не выгори дотла Бадаевские склады!

«…Стало понятно, что война не на один год, что воевать предстоит долго и надо приспосабливаться к экстремальным условиям жизни…»

Василь Быков «Цена прошедших боёв»

«Война ни на один год», — вот, что напрягает сытого, спокойного, рационального, законопослушного «континентальца».

Вместо городских квартир – копание в, залитых грязью, траншеях.

По приказу Гитлера, с 11 сентября группа армий «Север» теряет большое количество бронетанковых войск, и авиации которые перебрасываются от Ленинграда к Москве.

Несмотря на нетерпение некоторых финских «торопыг» и их волю к победе:

«…Если Петербург не будет больше существовать как крупный город, то Нева была бы лучшей границей на Карельском перешейке… Ленинград надо ликвидировать как крупный город…»

Из заявления Ристо Рюти немецкому послу 11 сентября 1941 года

Гитлер выносит из ставки ещё один документ, задним числом оправдывающий неудачи штурма Ленинграда, и убивающий всякую перспективу дальнейшего наступления:

«… Сначала мы блокируем Ленинград и разрушаем город…

Когда террор и голод сделают в городе своё дело, откроем отдельные ворота и выпустим безоружных людей… Остатки «гарнизона крепости» останутся там на зиму. Весной мы проникнем в город и вывезем всё, что осталось живое в глубь России или возьмём в плен, сравняем Ленинград с землёй и передадим район севернее Невы Финляндии…»

Из документа оперативного отдела немецкого генерального штаба «О блокаде Ленинграда» 21 сентября 1941 года.

Конечно, очень хочется ни только победить, но и унизить: пусть эти ленинградцы из города мировой российской революции кушают мышей и крыс. Кушают друг дружку: комсомольцы — пионеров, октябрята — оттимуренную бабушку. Но сквозит какое-то пафосное гоголевское «патриотарасобульбание»: осада и умирающая панночка городе-крепости.

А то, что свои добровольцы из Северной Африки, солдаты из не менее жаркой Испании («Голубая дивизия»), солнечной Италии будут мёрзнуть по болотам, а, на колбасках воспитанные баварцы будут цинготно улыбаться падшей конине, так это что? Вымерзнет вошь, пройдёт полгода, и к Ленинграду подтянутся даже «непобедимые Тигры», но и о них забудут. Запуржило болото:

«…Первая атака имела место 16 сентября 1942. В 17:00 мы выступили вперед. Нам противостояла пехота и артиллерия противника…

Прежде всего, местность оказалась непроходимой для нас. Маневрируя между болотами и деревьями мы получили несколько прямых попаданий. В результате пушки трех «Тигров» вышли из строя.

Мой танк также получил попадание — снаряд ударил слева и пробил ствол пушки. Вторым попаданием сорвало крышку люка механика-водителя. Два других «Тигра» были повреждены подобным образом…

Мы заметили, что пушки противника не смогли ни разу пробить броню танков. Я надеюсь, что следующая атака будет предпринята на более благоприятной местности…»

Из воспоминаний немецких танкистов.

Нам – татарам не привыкать.

Мы побеждаем не лучшим оружием…

«…Поскольку местность напротив плацдарма была труднопроходимая, основные атаки советских войск были направлены на захват узлов обороны в населённых пунктах, без овладения которыми дальнейшее наступление было невозможно.

Вскоре после начала ожесточенных боев в этом районе многие географические понятия стали условными.

Я спросил у полковника:

— Где же Московская Дубровка?

Он ответил:

— На штабной карте, а здесь, видишь, даже труб от печей не осталось.

Действительно, вся земля была перепахана, словно тут никогда не было человеческого жилья…

Другим населённым пунктам «повезло» больше, чем Московской Дубровке… Справа видны были остовы печей, оставшиеся от деревни Арбузово, слева — полуразрушенные здания Первого городка, эстакадные насыпи и железобетонные здания 8-й ГЭС…»

Из воспоминаний генерал С.Н. Борщева, осенью 1941 года — начальника штаба 168-й стрелковой дивизии.

Не привыкать: мы все годы на «залитом смертью передке»:

«…Среди воюющего люда стал складываться своеобразный, импровизированный фронтовой быт.

На фронтах, ставших в жесткую оборону, появилась какая-никакая надежда выжить, если не до конца войны, не до победы, то хотя бы до конца недели, до ближайшего утра. И люди устраивались — каждый на том месте, куда его определила война…»

Василь Быков «Цена прошедших боёв»

Мы, россияне все годы суетимся на войне, на забытом всеми фронте…

«…Штабисты споро и организованно обживали уцелевшие углы в полусожжённых тыловых деревнях, усиливали накаты командных и наблюдательных пунктов; артиллеристы обустраивали землянки, налаживали в них печки — из железных бочек, молочных бидонов, устилали земляные нары смолистым лапником. Вход завешивался плащ-палаткой — этим универсальным красноармейским средством защиты от холода и непогоды…»

Василь Быков «Цена прошедших боёв»

Фронт под Питером навсегда (по решению совещания от 4 сентября 1941 года (генерал-фельдмаршал фон Браухич, генерал-полковник Гальдер, фон Лееб) обречён на совсем-не-героическое окоченение.

Немецкий фон Лееб подаёт в отставку.

Это зачтётся:

«…Лееб оказался на нем в числе других обвиняемых гитлеровских генералов, которых в 1948 году судил американский военный трибунал….»

Из Интернета.

«…По мнению трибунала, в отношении подсудимого фон Лееба имеется много смягчающих обстоятельств. Он не был другом или сторонником нацистской партии и ее мировоззрения. Он был солдатом…»

Из материалов судебного процесса по делу верховного главнокомандования Вермахта 1948 год.

Ну а победителей, как водится, не судят.

Бойкий Жуков упрашивает Кремлёвского Атамана: дай коня пришпорить, дай саблю потупить. Георгия Константиновича бросают туда, где «жарко».

«…281-я дивизия сил безопасности (значительно ослабленная) 21 января попала в окружение под Холмом, а весь 2-й корпус – всего 100000 человек – был окружён под Демьянском…»

«Georg von Kuechler» H.W. Wilson 1944.

К сожалению, победа русских ускользает.

«…Несмотря на тяжёлые погодные условия и ожесточённые атаки русских истребителей, оба гарнизона снабжались силами Люфтваффе с воздуха. Контрнаступление русских у Старой Руссы было остановлено только после рукопашных уличных боёв…»

«Georg von Kuechler» H.W. Wilson 1944.

Три наката толстенных брёвен над головой, стереотруба в штабной щели в которой прекрасно позировать корреспондентам «Красной Звезды», но передовую не видно – только отчётливо слышно канонаду…

«…Окруженные подразделения не сдались и два месяца упорно оборонялись в Демьянском котле, снабжаясь по воздуху. Это была одна из наиболее масштабных и успешных немецких воздушно-транспортных операций в годы Великой Отечественной войны. Немецкие самолеты (транспортные и бом­бардировочные) сделали в общей сложности 14 445 вылетов. Ежедневно в «котел» прибывало по 100-150 самолетов, перевозивших в среднем около 265 т грузов в день. Это позволяло окруженным не испытывать серьезных затруднений.

23 апреля (1942) 16-я немецкая армия (генерал Буш) ударом извне прорвала кольцо окружения и пробила к Демьянску так называемый Рамушевский коридор, который просуществовал весь 1942 год.

Бои в районе Демьянска отличались чрезвычайным напряжением. Немцы называли Демьянск уменьшенным Верденом…»

Из Интернета.

Верден… Там тоже нашёлся «Монумент Эпохи», который так же смог бы тушёнкой среди голодных торговать, а потом снискать себе лавры спасителя отечества.

Из «наших» будут магнитики для гостей по палаткам. С немцами разбирались через овчарок, колючку и нары. Не сложно, как всегда: «проект Гитлер» отыграл…

«…К началу марта ситуация оказалась уже более или менее под контролем, и Кюхлер предпринял серию контратак, направленных на ликвидацию советских выступов и восстановление линии фронта…»

Сэмюел Митчем «Фельдмаршалы Гитлера и их битвы»

В то же время новый гитлеровский назначенец-генерал (господин Кюхлер) зарабатывает на ленинградском забытом СМИ фронте заслуженные годы лагерей от Нюрнбергского трибунала…

«…Кюхлеру пришлось прибегнуть к временным мерам с тем, чтобы предотвратить или сдержать прорывы русских и не потерять ключевых позиций.

Для этого он задействовал недавно сформированные латвийские добровольческие батальоны СС, превращённые в пехоту вспомогательные части, силы наземного базирования Люфтваффе и другие, наскоро сколоченные боевые единицы…»

Сэмюел Митчем «Фельдмаршалы Гитлера и их битвы»

При Кюхлере блокада города признаётся в штабах Вермахта как закономерный итог северного завоевательного похода.

«…Решение Гитлера перенацелить основной удар на Москву, заставив огромную группировку немецких войск» выполнять полицейские функции по умерщвлению Ленинграда голодом, деморализовало фон Лееба…»

Из Интернета.

Но и полностью «задушить» город Ленина не удаётся – некому:

«…Сегодня мы взяли Шлиссельбург, очистив и заняв весь берег Невы от Шлиссельбурга до Ивановского. Однако противник, пока другой берег Невы находится в его руках, имеет расширенные возможности по доставке подкреплений большей частью по Ладожскому озеру или эвакуации по нему населения…»

Из дневников Вильгельма Риттера фон Лееба за август — сентябрь 1941 года.

У гитлеровцев «второе кольцо» не получится – вроде и Тихвин захватят, но «живого материалу» не хватит, и их потеснят до озера!

«… Между тем запасы продуктов питания в самом Ленинграде почти иссякли. На 9 ноября 1941 г. в городе и Новой Ладоге имелось муки на 24 дня, крупы и жиров — на 18, мясопродуктов — на 9 дней. Большая часть этих запасов находилась за Ладожским озером, которое к этому времени еще не замерзло…»

Из Интернета.

Латвийские эсесовцы на позициях по реке Волхов сделали невозможное, и не дали прорваться нашим комсомольско-молодёжным ротам, чтобы в кладбищенском морозе хоть ледяными сухарями из вещмешков накормить умирающих детей…

«…За годы блокады погибло, по разным данным, от 300 тысяч до 1,5 миллиона человек. Так, на Нюрнбергском процессе фигурировало число 632 тысячи человек. Только 3 % из них погибли от бомбёжек и артобстрелов; остальные 97 % умерли от голода…»

ВикипедиЯ.

«…В колхозах и совхозах блокадного кольца с полей и огородов собирали все, что могло пригодиться в пищу. Однако все эти меры не могли спасти от голода. 20 ноября — в пятый раз населению и в третий раз войскам — пришлось сократить нормы выдачи хлеба.

Иждивенцы и воины, не находящиеся на передовой, — 125 граммов.

И кроме хлеба, почти ничего…»

Из Интернета.

Становится страшно, если мы только подумаем о том, что кто-то на этих костях и косточках собирал целые состояния. В том числе и политические. Не о том ли говорят допросные тома бывшего секретаря горкома А. А. Кузнецова (во времена блокады – члена Военного Совета Ленинградского фронта).

О том.

Наверняка.

В подтверждение приведём цитату из ранее написанного:

«…Иосиф же Виссарионович, после раскрытия колоссального «Дела маршала Тухачевского», уже не сомневался в том, что в любом государстве, включая и его «рабоче-крестьянскую» империю, любой без исключения заговор будет поддержан самыми широкими слоями населения…»

Константин сотоварищи «Непредавший Сталина Мерецков» 2013 год.

Так зачем жалеть эти самые «широкие слои»?

И на освобождение города бросаются самые что ни наесть «кровожадные» военные кадры, перемалывающие скелеты, мясо и жилы на фарш. Отметились в трагедии Ленинграда и Жуков и Маршал Кулик, пониженный за летние проделки, который пытался реабилитироваться в жёлтых глазах Верховного. А вот Ворошилов стал отказываться:

«…Ввиду превосходства сил у противника и усталости большинства наших соединений, а также необходимости пополнить их и привести в порядок, в ближайший период времени предполагается ограничиться обороной, при этом наиболее потрепанные дивизии по очереди будут выводиться в резерв, пополняться людьми, вооружением и приводиться в боевое состояние…»

К. Е. Ворошилов 1942 год.

Ворошилова бросили «поднимать» развалившийся в сорок первом военно-промышленный комплекс и добиваться четырёхкратного превышения выпуска танков над европейскими. Дети со стариками у станков выдали это чудо!

«…Мужчин ушедших на фронт у станка заменили женщины и дети…

Так на Чимкентском свинцовом заводе к 1942 году трудилось 900 женщин…

Героически трудились казахстанцы. Труженики тыла умудрились в кратчайший срок в условиях сорокоградусного мороза сдать досрочно Актюбинский завод ферросплавов — первенец цветной металлургии Казахстана. А кроме этого они умудрились в самые короткие сроки восстановить производственные мощности эвакуированных в Казахстан промышленных предприятий.

Помимо этого трудящиеся Казахстана расширяли производственные мощности уже имеющихся предприятий в частности Балхашского медеплавильного комбината, который в 1943 году дал тысячи тон цветных металлов сверх нормы…»

«История Казахстана» 2013 год.

Не метлой махать и слышать: «Чурки, звери, чучмеки»…

Подглава вторая.

Большевизм неинтересен известным концом.

К тому же времени относится и изобретение другого «чуда» — ядерного «бабаха»:

«…Снежинск (Челябинск-70) – город секретный… А всё потому, что там находятся Федеральный ядерный центр №2 и всероссийский научно-исследовательский институт технической физики имени академика Забабахина, его создателя и первого руководителя…»

Иван Барыкин «А что у вас, ребята, в рюкзаках?» 2013 год.

«Чудо ба-забабаха» Ворошилову дало возможность не воевать, прокручивая на тефтели мальчишечье мясо, но получить: и место в Тегеране, и кресло Президента СССР, а американцам – ядерный щит, срисованный евреями Лос-Аламоса при разговорах с нашими любителями западной грин-марковой демократии.

«…В 1934 году Курчатовым был построен второй в мире (после Беркли, США) циклотрон. В это время П. Капица уже был любимцем Э. Резерфорда, а Л.Ландау изучал физику в Германии вместе с венгром Э.Теллером (который создаст в США водородную бомбу), а Ю.Харитон защищал диссертацию в Кавендише (Англия)…

Уже в 1940 году Флеров наблюдал за спонтанным распадом урана и думал о регулируемой реакции. «Мы немедленно сделали расчеты ядерной реакции, — вспоминает Харитон, — и вскоре поняли, на бумаге, по крайней мере, что цепная реакция возможна, реакция, которая может высвободить неограниченный объем энергии». Непосредственно проблемой ядерного распада Курчатов начал заниматься в ленинградском Физико-техническом институте в начале 1939 года…»

В. И. Уткин «Вторая мировая война».

Генералу же Мерецкову отказывать Верховному было грех.

Из записки И. В. Сталина командованию Волховским фронтом (К. А. Мерецкову) 29 декабря 1941 года:

« Уважаемый Кирилл Афанасьевич!

Дело, которое поручено Вам, является историческим делом. Освобождение Ленинграда, сами понимаете, — великое дело. Я бы хотел, чтобы предстоящее наступление Волховского фронта не разменивалось на мелкие стычки, а вылилось бы в единый мощный удар по врагу…»

Кирилл Афанасьевич и так «ходил во врагах народа»! За свою свободу отплатил энергичным человекопокосом…

«…После освобождения в сентябре 1941 года Мерецков командовал 7-й отдельной армией, которая остановила наступление финских войск на реке Свирь.

С ноября 1941 года — командующий войсками 4-й отдельной армии, участвовал в Тихвинской наступательной операции.

С декабря 1941 года — командующий войсками Волховского фронта, в этой должности провёл Любанскую операцию и Сенявинскую операцию 1942 года. Обе операции окончились безрезультатно и сопровождались огромными потерями войск фронта. Более того, в «котле» под Мясным Бором почти полностью погибла 2-я ударная армия фронта, а её командующий генерал-лейтенант Власов сдался в плен.

Мерецков сразу же был снят с командования фронтом, чудом избежал ареста и в мае 1942 года понижен в должности до командующего 33-й армии на Западном фронте.

Впрочем, уже в июне того же года он вновь был возвращен на должность командующего войсками Волховского фронта…»

Из Интернета.

Однако, мальчики в погонах и их осиротевшие невесты, бессмысленных жертв нет! А значит, нет лишних синяков: каждый ушиб чему-то служит… И поморозит наш общий Господь Бог западных безверцев.

«…Вы атеисты?

— Да, мы — атеисты…»

М. А. Булгаков «Мастер и Маргарита»

И российский генерал Мерецков с сотой попытки прорвёт-таки цепи ледяных оков…

«… В январе 1943 года Мерецков отличился в прорыве блокады Ленинграда в ходе операции «Искра».

В январе 1944 года сыграл большую роль в победе в Ленинградско-Новгородской операции…

В 1944 году получил звание Маршала Советского Союза и высшие награды Норвегии. Участник Парада Победы в Москве 24 июня 1945 года.

С апреля 1945 года командующий Приморской группой войск на Дальнем Востоке.

По итогам войны с Японией награжден орденом «Победа».

К. А. Мерецков скончался 30 декабря 1968 года. Урна с прахом Мерецкова захоронена в Кремлёвской стене…»

ВикипедиЯ.

Перенести бы святой прах солдатиков прорыва у Мясного Бора! Тех…

Похоронить бы по-кремлёвски «ударников» из армии Волховского фронта начала сорок второго года, которые были обречены изначально, когда ещё пополнялись резервами, получали валенки и махорку.

«… У братских могил нет заплаканных вдов.

Сюда ходят люди покрепче…»

А. С. Высоцкий.

Возможности у Сталина, Василевского, Молотова победить, ни на каком участке, ни той зимой (январь-февраль 1942), ни той весной (март-апрель 1942) не было.

«…Среди причин провала наступления нельзя упомянуть и о том, что, предпочитая милую сердцу ещё по временам финской компании лобовую атаку, Мерецков равномерно рассредоточил танки и орудия по всему фронту…»

Н. Коняев «Два лица генерала Власова»

К распутице и половодью за рекой Волхов осталась только узкая горловина прорыва 2-й ударной армии. А там дальше – все ужасы совковой войны в кольце. Не то, что немцы в это же время под Демьянском.

Специально для разнообразий кровавого шоу был вызван «мастер-окруженец» – генерал Власов.

«…Было известно, что командующим фронтом К. А. Мерецков на совещании «пожаловался», что он не просил Власова к себе в заместители. Но Ставка настояла, прислав его для «применения опыта подмосковной победы»…»

О. С. Смыслов «Проклятые легионы»

Власова буквально поменяли на то, что в приказном порядке велено было беречь: знамя армии и особо ценную «армейскую» матчасть…

«…Сражаться до последней возможности, беречь материальную часть как зеницу ока…»

Из приказа Ставки Верховного Главного командования Красной армии от 16 августа 1941 года №270.

Как ни странно, Андрей Власов, хоть и пил беспробудно, не стал геройствовать:

И хоть «…всегда стоял твердо на генеральной линии партии и за нее всегда боролся…» (А. А. Власов 1939 год), генерал поступил, как учили когда-то — «по-китайски»:

«… В 1938 — 1939 Власов находился в составе группы военных советников в Китае, получил от Чан Кайши орден Золотого Дракона и три чемодана подарков…»

Из Интернета.

Наверное, надоело ходить в « Краснознамённых окруженцах». Хотелось орденов «Золотого тельца», Демьянского снабжения с воздуха…

«…Справедливость — есть главная добродетель социальных установлений…

Таким образом, справедливость имеет самое непосредственное отношение к социальным установлениям, оценивая их с точки зрения распределения ролей, задач, преимуществ или потерь, испытываемых членами общества при условии наличия желания жить…»

П. Рикер «Теория справедливости».

Вместе с любовницей, Власов, поплутав по лесам три недели пока, питаясь шишками и беличьи помётом, вышел к хитрой деревне и через хитрого же партизанского связного (по-совместительству старосты) установил связь с немцами.

Предложил врагам генеральские галифе, подругу и дефицитный «Орден Ленина» взамен на еду, баню и новую шинель…

«…Герман Фегеляйн – группенфюрер СС, женатый на Гретль Браун, сестре Евы Браун – жены Гитлера. Его бригада весной 1942 года взяла в плен генерал-полковника Власова, в своём штабе он встретил того с почестями, за что Власов при расставании подарил Фегеляйну Орден Ленина, полученный за оборону Москвы…»

Журнал «Загадки истории» № 16 за 2012 год.

А чего было эту побрякушку хранить? Ну, вошёл генерал в Солнечногорск зимой. Велик героизм! Вот когда из киевского котла раненым выбирался – это было — п…да-а-а… Однако, не получил ничего: до первых побед зимы сорок первого ордена старались не вешать. Подвиг ведь не только душевный позыв, но главное: подвиг – положительный результат!

«…Пусть тяжело было разочарование своих лучших идеалах, пусть лучшая часть жизни пропала, но остаток дней я посвящу борьбе с палачам русского народа, за свободную, счастливую, великую Россию…»

В. И. Мальцев — бургомистр Ялты 1942 год.

О предательстве Власова написано чересчур много. И нами в том числе. История как море: всегда «новое» и всегда «постоянное»…

«…Рассказы о предателях и изменниках появляются уже постфактум. Как известно, ещё в древности ловко научились редактировать летописи и хроники, удаляя оттуда все факты, не удобные для правящей династии…»

Из журнала «Знание- сила» за 2013 год.

Кого-то в пепел, в урну, в красный кирпичный склеп: центральнороссийскую стену, кого-то в казанскую пивную, кого-то в ё-бурский подвал…

Вспомните домишко купца Ипатьева:

«…Спустившись в комнату, я им предложил встать по стенке.

Александра Федоровна сказала: «Здесь даже стульев нет». Алексея нес на руках Николай. Он с ним так и стоял в комнате. Тогда я велел принести пару стульев, на одном из которых по правой стороне от входа к окну почти в угол села Александра Федоровна. Рядом с ней, по направлению к левой стороне от входа, встали дочери и Демидова. Тут посадили рядом на кресле Алексея, за ним — доктор Боткин, повар и другие, а Николай остался стоять против Алексея.

Я тут же, насколько помню, сказал Николаю примерно следующее, что его царственные родственники и близкие как в стране, так и за границей, пытались его освободить, а что Совет рабочих депутатов постановил их расстрелять. Он спросил: «Что?» и повернулся лицом к Алексею, я в это время в него выстрелил и убил наповал. Он так и не успел повернуться лицом к нам, чтобы получить ответ…»

Из рассказа Я. М. Юровского о расстреле царской семьи на совещании старых большевиков в г. Свердловске. 1 февраля 1934 год.

Чего не похвалиться любимцу американцев выполненной на совесть работой?

Как говаривал про себя наш последний российский генсек в пору, когда был обыкновенным ставропольским жополизом: «Чем чернее ночь, тем ярче горит звезда!»

Власть плохая любая… Но власть – это люди, современники.

«… Известный тележурналист, Андрей Караулов утверждает, что ему достоверно известно, что некоторые народные артисты СССР, заказывали себе костюмы и платья, для встречи с гитлеровцами. Это подтверждает и Народная артистка СССР Мая Плисецкая, которая утверждает, что краса русского искусства Большой театр, был готов давать представления фашистам…»

Из Интернета.

Но говорит проникновенно экранный комбат в землянке своим смертникам ротным:

«…Мою Родину топчет враг. Я такой же, как вы…

Да, на убой. Да, по минному полю. Да, как баранов…

Но если хоть сколько-то из нас прорвётся и займёт немецкие позиции, мы обеспечим соседям наступление, а потом в прорыв пойдут танки. И пусть мы ляжем там, но хоть сколько-то отобьём у врага, хоть сколько-то отобьём…

И власть здесь не причём, какая бы она не была, есть и будет. Земля наша должна быть нашей, чтобы внуки ходили по нашей земле.

И пусть мои кости сгниют к тому времени. Я на это согласен…

И вы, если вы не дешёвки, которым только шкура своя дорога, вы пойдёте со мной…

Я прошу вас, мужики… Я на колени перед вами встану…»

Сериал «Штрафбат» 2004 год.

Красиво?

– Ато!

«…Бой был коротким,

А потом

Глушили водку ледяную,

И выковыривал штыком

Из-под ногтей я кровь чужую…»

Семён Гудзенко «Перед атакой» 1942 год.

Наверное, счастлив тот в ком таиться часть истинной сути российской героическоой шальной, азартной отваги:

«…А что такое полководец? Снять тяжесть с других и взять её на себя: «За ваши дела буду повешен я – вперёд!»

Вот я и набрёл на то, чем снимается тяжесть с души, — приказом!..»

Михаил Жванецкий «Тяжесть души» 2013 год.

-До идиотизма просто!

Никчёмно?

Потом какой-нибудь умник, который уедет с семьёй в тихую Канаду и забудет свои хмельные российские слёзы, подумает и напишет ряд вопросов, мол, и власть всё-таки в ответе за жизнь, которую ей доверяют (посвящают) люди. И ведь кто-то должен был подумать, как беречь жизни, как разминировать поля… И этот новоиспечённый канадец тоже будет прав. И нам есть, над чем подумать…

А актёр Алексей Серебряков опустится в кадре на колени: мужественный, простоволосый, коротко стриженный, в гимнастёрке образца сорок третьего года.

И в окопах напротив – глиняная жижица не какао!

«…Ситуация, в которой оказался Кюхлер, была практически безысходной. У него не осталось никаких резервов, а его армия была не готова к ведению войны в зимних условиях. Морозы достигали 30˚ С. Кюхлер потерял несколько тысяч солдат вследствие обморожений; многие раненые замерзали из-за нехватки одеял.

Зимнее наступление в северном секторе вылилось в сражении за дороги. Кюхлер просто не располагал достаточным количеством живой силы, чтобы сохранять непрерывный фронт под яростными атаками русских.

По этой причине он был вынужден удерживать только главные дороги…»

Сэмюел Митчем «Фельдмаршалы Гитлера и их битвы»

Главное – честно выполнять свою работу… С любой стороны от штабнокартной линии фронта.

«…Когда-нибудь наши дети, потомки, живя в счастливой и радостной стране нашей, будут по книгам изучать историю героической обороны Ленинграда в 1941-1942 годах.

Будут изучать традиции ленинградцев в период суровых испытаний.

Да, изучать это будущему поколению надо…

Голодные люди падают и умирают на улицах, предприятиях, но умирают они, как герои, без единого слова, без стона и жалоб…»

Из дневника партийного работника Кировского завода Л. П. Галько.

Главное – ничего не забывать!

«…Когда стрельбу приостановили, то оказалось, что дочери, Александра Федоровна и, кажется, фрейлина Демидова, а также Алексей были живы. Я подумал, что они попадали от страху или, может быть, намеренно, и потому еще живы. Тогда приступили достреливать (чтобы было поменьше крови, я заранее предложил стрелять в область сердца). Алексей так и остался сидеть окаменевши, я его пристрелил. А в дочерей стреляли, но ничего не выходило, тогда Ермаков пустил в ход штык, и это не помогло, тогда их пристрелили, стреляя в голову…»

Из рассказа Я. М. Юровского о расстреле царской семьи на совещании старых большевиков в г. Свердловске. 1 февраля 1934 г.

 

Добавить комментарий