Длинной дорогой солнца

Репрессии в армии, которые продолжались и летом начала Великой Отечественной войны, были мерой исключительной и вызваны необходимостью сохранить сталинскую власть… Единственную власть, которая на тот момент противостояла захватчикам Земли Российской.

Тяжё-о-о-олая орбита особы планетарного масштаба! Он на небе один такой великий. Ему не спрятаться…

Две «короны» советского императорского двора: серп и молот на красном фоне стяга, в несколько часов, — от четырёх утра двадцать второго июня стали рушиться, съезжая с головы фараона с именем крепкого металлического сплава.

«…Царственным атрибутом фараонов Верхнего и Нижнего Египта была двойная красная и белая корона…»

Николай Козлов «Священная загадка» 2012 год.

Российский императорский трон зашатался под Иосифом Виссарионовичем Джугашвили. Вот и фантазии, надо правду написать, стали присутствовать даже у верного тов. Скрябина-Молотова: искал покровительство не только у партийного друга, но и у партийного врага – империалиста.

«…Вам следует немедленно пойти к Рузвельту или Хэллу и запросить, каково отношение американского правительства к этой войне и к СССР…»

Из письма Молотова послу СССР в США Константину Уманскому 26 июня 1941 года.

Выше упомянутый вопрос как бы и правильный, нужный, своевременный и «чисто наркоминделовский», но… дата. Смущает дата: четвёртый день войны. Скрябин Вячеслав уже знает о предательствах командиров Западного фронта, знает о чудовищных невосполнимых потерях в авиации, о том, что фронт для врага открыт вплоть до ворот Московского Кремля.… И уж не нацелился ли он на самую верхнюю ступеньку власти в империи? Надоело быть вторым в тандеме?

И не на это ли рассчитывали в оппозиции?

Ну не хотят они жить с таким царём… Надоели портреты на стенах! А без царя-цесаря нельзя. Какая империя без цезаря?

«…Сталин был настолько удручен, что когда вышли из наркомата, сказал: «Ленин оставил нам великое наследие, мы — его наследники — все это про..ли…»

Из воспоминаний А. П. Микояна.

И ведь вот сдадут немчуре Украину и тот же самый друг-Тимошенко поведёт войска с европейскими социал-нациями на освобождение Азии и Африки от английского колониального гнёта.

А его – Великого Сталина не будет! Он будет обвинён в искажении линии партии, раздувании собственного культа. Теперь, в конце июня 1941 года это Сталину ясно, как белый день. И Берия, наверняка с ними со всеми, а ведь был «повязан кровью» товарищ Лаврик:

«…Погорел еще в мае 1940 года начальник Главного управления ВВС РККА дважды Герой Советского Союза генерал  лейтенант Яков Смушкевич…

…Через два месяца был снят с должности Герой Советского Союза генерал-лейтенант Павел Рычагов…9 апреля 1941 наступила очередь и Рычагова.

Лишается поста и другой известный «испанец» (лётчик, воевавший в небе Испании)— Герой Советского Союза генерал-лейтенант Проскуров…»

Из Интернета. «Бездонное небо»

Но и он специально «недобил» врага: того, кто остался в нашей авиации «хватило» по ноздри. Это стало понятно в первые же часы немецкой провокации, когда, несмотря на, казалось бы, предпринятые «правильные меры» по отпору, а то и… предотвращению агрессии…

«…Явившиеся ко мне в штаб округа командующий ВВС округа Копец и его заместитель Таюрский доложили мне, что авиация приведена в боевую готовность полностью и рассредоточена на аэродромах в соответствии с приказом НКО…»

Из протокола допроса генерала Павлова 7 июля 1941 года.

…Никакого выполнения не было.

В день фараон Сталин потерял всю военную мощь. Подлец Ганди из завшивевшей Индии, что-то говорил такое о «сопротивлении ненасилием» Вот и получилось у заговорщиков так!

«…22 июня в 2 часа был получен пароль через делегата связи о боевой тревоге со вскрытием «красного пакета»…»

Генерал-майор С. В.Борзилов – командир 7-й танковой дивизии

Пакеты ни красные, ни ещё какие-то не вскрывались, а если и вскрывались, то ничего не предпринималось.

Вот высказывание того, кто сыпал с неба на головы россиян смерть:

«… Самолет пересек границу в 4 часа 15 минут. Я, как обычно, провел корректировку курса. Затем, выглянув в окошко, заметил, что землю окутал туман, но цели были все же различимы. Больше всего меня поражало бездействие средств ПВО противника…»

Штурман 53 бомбардировочной эскадры люфтваффе Арнольд Дёринг июнь 1941 год.

Так почему же молчали зенитки? Точно, что это ни водка, ни какая-либо дурь с дорогами здесь  виноваты!

«…Я считаю, что противник очень хорошо знает всю систему нашей обороны, всю оперативно-стратегическую группировку наших сил и знает ближайшие наши возможности. Видимо, у нас среди очень крупных работников, близко соприкасающихся с обстановкой, противник имеет своих людей…»

Из доклада Г. К. Жукова Сталину 19 августа 1941 года.

Знал, что говорить наш «гений войны»!

Сразу после начала войны, запутавшийся в оппозиции государственной сталинской власти и в своей личной жизни, в принципе — отличный лётчик, герой, командующий ВВС Западного фронта генерал Иван Иванович Копец, «…чувствуя недоброе, (недоброе – это мягко сказано о повсеместном начале бойни его «соколов»!!!)… перестал носить Звезду Героя Советского Союза и ордена…» и застрелился…

Многим ордена СССР были «невыносимы»…

А кто-то просто бросал их в ящичек станины ножной швейной машинки Singer…

Совесть?

Люди берут пример с власти, а власть — она совести не знает.

Поэтому у неё (у власти) другое объяснение, простое, как «устройство» плахи. Вот генерал ВВС Копец И. И. — раз выставил асам Геринга все самолёты, как на показ… Разоружил их, мудак!

«…В самый канун войны… пришел приказ подготовить самолеты к какому-то парадному смотру, то есть снять временно вооружение, и поэтому в момент фашистского нападения они оказались разоруженными. Возможно, это одна из причин гибе­ли Ивана… (генерала Копеца)…»

Лётчик-инспектор майор Ф.Олейников

Враг власти фараона. Копец – «откомельный» враг империи.

«…Накануне войны служил на аэродроме, расположенном в 17 км от границы…

В субботу 21 июня 1941 г. прилетели к нам командующий округом генерал армии Павлов, командующий ВВС округа генерал Копец. Нас с Макаровым послали на воздушную разведку. На немецком аэродроме до этого дня было всего 30 самолетов. Это мы проверяли неоднократно, но в этот день оказалось, что туда было переброшено еще более 200 немецких самолетов…Часов в 18 поступил приказ командующего снять с самолетов оружие и боеприпасы.

Приказ есть приказ – оружие мы сняли. Но ящики с боеприпасами оставили.

22 июня в 2 часа 30 минут объявили тревогу, и пришлось нам вместо того, чтобы взлетать и прикрывать аэродром, в срочном порядке пушки и пулеметы на самолеты устанавливать. Наше звено первым установило пушки, и тут появились 15 вражеских самолетов…»

Герой Советского Союза, генерал-лейтенант авиации Сергей Федорович Долгушин, в начале войны младший лейтенант 122-го истребительного авиационного полка (ИАП) Западного Особого Военного Округа.

Копец – честный россиянин? Непокорный подданный Сталина? Враг государства?

В ИМПЕРИИ ЛЮБОЙ РЕВОЛЮЦИОНЕР – ПРЕДАТЕЛЬ.

«…Копеца Ивана Ивановича сагитировал и втянул в нашу группу лично я сам…»

Из протокола допроса генерала Смушкевича от 21 июня 1941 года.

А вдруг он просто послушался (в России приказ полезно порой ослушаться!).

Кто же дал команду? Командующий ЗапОВО Павлов! Опять – радикал, революционер, троцкист… Предатель в его вычищенной от революционных гнусов сталинской военной империи.

А почему, если не по своей доброй воле, выполнил лётчик-генерал Копец приказ явно провокационный?

В России приказ полезно порой ослушаться!

Государство российское своей знаменитой историей приводит всегда власть к неутешительной для себя самой выводу: всюду бардак!

Революционное предательство было помножено на извечный российский бардак начала сороковых годов прошлого века. Этот факт выкинул сталинских соколов с неба в два счёта и на два долгих года бесконечной войны.

И это мы с вами вспоминаем Сталинскую империю: мол, вот было государство – так государство, где всё не понарошку – и суды, и топоры, и герои. А на самом-то деле:

Прикомандированный к штабу Северо-Западного фронта комкор П.С.Шелухин писал Наркому Обороны:

«…Говоря о действиях авиации в целом, нужно больше всего говорить о ее бездействии или действии большей частью вхолостую. Ибо нельзя ничем иначе объяснить то обстоятельство, что наша авиация с таким колоссальным превосходством в течение месяца почти ничего не могла сделать противнику…» 

Разгром военно-воздушных сил страны и последующий разгром всей Рабоче-крестьянской Красной армии и в июне-июле, и в октябре, и весь следующий проклятый год необъясним с точки зрения любого гражданина…

И чтобы его понять нужно хоть чуточку этим гражданином не быть!

«…Не только дивизия с дивизией, корпус с корпусом, но даже полки одной и той же дивизии и даже батальоны в одном полку между собой не связаны, в боевой обстановке не только не контактируются, А сплошь и рядом не знают, что рядом в соседней части делается…

Движение подразделений и огонь пулемётных подразделений – они между собой не согласованы, как правило, взаимодействие стрелковых подразделений с сопровождающей их артиллерией тоже отсутствует…»

К. Е. Ворошилов 27 ноября 1937 года.

Да только подумайте, убедительно ли быть гражданином, находясь, например, не на папиной сцене, а в подсобке винного магазина. Или, мы уверяем вас, что нельзя разглядеть мир, находясь на банках с маринованными огурчиками в прохладном подполе. Когда можешь только слышать то, как возятся мыши по тёмным углам.

«… Разве для того, чтобы считать себя живым нужно непременно сидеть в подвале?»

М. А. Булгаков «Мастер и Маргарита».

Или, ещё как вариант: что разглядишь из-под маминого подола? А вылезать оттуда и в тридцать лет страшновато без привычки.

«…Генералов-авиаторов продолжали бросать в тюрьмы…

Хроника арестов такова:

24 июня — Герой Советского Союза – генерал-лейтенант П.Рычагов с женой, заместителем командира авиаполка майором М.Нестеренко;

26 июня — командующий ВВС Прибалтийского округа (к тому времени Северо-Западного фронта) генерал-майор А.Ионов;

27 июня — начальник штаба ВВС РККА генерал-майор П.Володин, командую­щий ВВС Киевского округа (Юго-Западного фронта) Герой Советского Союза генерал-лейтенант Е.Птухин и командующий ВВС 7-й армии Герой Советского Союза генерал-лейтенант И.Проскуров;

28 июня — начальник Военной академии ВВС генерал-лейтенант Ф.Арженухин;

8 июля — заместитель генерала Копеца генерал-майор А.Таюрский и коман­дир 9-й авиадивизии Герой Советского Союза генерал-майор С.Черных;

12 июля — началь­ник штаба ВВС Юго-Западного фронта генерал-майор Н.Ласкин.

Всех арестованных в мае — июле 1941 года генералов… расстреляют за участие в «военном заговоре».

Первая группа жертв «дела авиаторов», в которую попали Смушкевич, Локтионов, Штерн, Володин, Проскуров, Алексеев, Арженухин и Рычагов с женой, пошла на плаху 28 октября 1941 года.

Вторая, самая многочисленная, состоявшая из 46 человек, была расстреляна 23 февраля 1942 года. В этот день от пуль палачей погибли Таюрский, Пумпур, Птухин, Филин, Ласкин, Левин, Ионов, Гу­сев, Шахт с женой…»

Из Интернета.

Небо первых двух лет войны – вотчина безнаказанных убийц…

Но, может в прозрачности воздуха всё становится просто виднее? По лесам и полям то-о-оже навоёвывали себе горя! Чтобы потом,  годы и десятилетия спустя, отписываться в мемуаристке, ссылаясь на некачественную продукцию нашего отечественного военно-промышленного комплекса.

«…23 июня 41-й танковый корпус под командованием генерала Георга-Ханса Райнхарда вступил в бой с тремя советскими танковыми дивизиями (около 300 танков). Советская бронетехника была, в основном, представлена тяжёлыми танками КВ-1 и КВ-2 весом 43и 52 тонны соответственно. Они превосходили по своей мощи любой немецкий танк и были не по силам германским противотанковым орудиям…»

Самюел Митчем «Фельдмаршалы Гитлера».

Вот когда настал «момент истины»! Сейчас наши танки им наворочают!

«… К счастью для Рейнхарда, русские просто вели атаки всем фронтом, не предпринимая никаких манёвров…»

Самюел Митчем «Фельдмаршалы Гитлера».

Только какие к чёрту «манёвры», ведь у нас не в почёте читать учебники! Генералы с седла на парты не садятся! Полковникам атака полка не в лоб, как упрёк в трусости. А «кэпам», «летёхам» и сержантам для следующей звёздочки-лычки ещё надо дожить — эти секунды броска вперёд, или ураганного обстрела!

«… Комбат нас постоянно подбадривал. Скоро, говорил, будет подмога. А боевики всё шли и шли… когда из наших почти никого не осталось, мы перестали надеяться на помощь. Комбат крепко ругался, что нас предали. И вызвал огонь на себя. Лучше ведь умереть, чем сдаться…»

Из воспоминаний Евгения Владыкина – одного из 6-ти уцелевших десантников 6-й роты 2-го батальона 104-го полка Псковской дивизии ВДВ. 2000 год.

Но враги, как в книжках – другие! Они хитрые, подлецы!

«…Рейнхард с помощью артиллерии приостановил их продвижение, а затем контратаковал силами 1-й танковой, 6-й танковой, 36-й мотострелковой и 29-й пехотной дивизий, оттеснив танковый корпус русских назад к болотам. На следующий день по окончании сражения было уничтожено или захвачено более 108 советских танков и сто единиц артиллерии…

К 28 июня вверенные фельдмаршалу Леебу (группа армий «Север») силы уничтожили или захватили 400 танков и бронемашин…»

Самюел Митчем «Фельдмаршалы Гитлера».

Позор? Смерть никогда на нашей земле не была позором. Позором была жизнь. Наша смерть искренна… Жизнь – лжива…

«…Несмотря на ввод противником на этом направлении свежих танковых частей, все его попытки прорваться… отбиты; рядом последовательных и непрерывных ударов наших танковых войск и авиации большая часть танковых и моторизованных войск противника разгромлена.

По словам пленных, одна танковая дивизия противника… полностью уничтожена…»

Сводка Совинформбюро от 28 июня 1941 года.

Повторяем: государство врёт всегда! Но иногда оно врёт «талантливо», а иногда – «бездарно»!

«…Немцы преследовали цель в несколько дней сорвать развёртывание наших войск…

Однако, как видно из хода событий, немцам не удалось добиться своей цели: наши войска всё же сумели развернуться, и так называемый молниеносный удар… оказался сорванным…»

Из сводки Совинформбюро от 29 июня 1941 года.

Да, Интернета не было… Удальцов ещё был не тот. Фотографы не Навального снимали. Собчаки девочек не крестили. И скрыть правду было проще.

«… Фельдмаршал Манштейн двигавшийся в соответствии с приказами Лееба, угодил прямиком на позиции 21-го механизированного корпуса в районе Новоржева… Впервые за всю компанию Манштейну пришлось остановиться…»

Самюел Митчем «Фельдмаршалы Гитлера».

Вот где, наверняка, началась «мясорубка», так ожидаемая Сталиным в Кремле!

Ан, нет. Немцы не встретили даже упорного сопротивления:

«… Грунтовые дороги здесь  пролегали сквозь болота и непроходимые леса и были до отказа забиты брошенной русской техникой: танками, машинами, орудиями…»

Самюел Митчем «Фельдмаршалы Гитлера».

Можно сколь угодно обвинять простого советского солдата или младшего офицера:

«… Машины следовали в колоннах стихийно, перегоняя друг друга, останавливаясь по желанию шофёров на незапланированных стоянках, создавая пробки. Сбор отставших и ремонт неисправных машин отсутствовал…

…Танки израсходовали по 14-15 моточасов, что явно свидетельствует о том, что даже в наиболее подготовленной и лучше оснащённой дивизии половина «марша» состояла из стояния в пробках и заторах…»

Марк Солонин «22 июня или когда началась Великая Отечественная война».

Нашли и прочитали знакомое слово «пробки»!

Вот сегодня в столице, кто отказывается от езды в своём автомобиле, хотя этим самым доставляет и себе и многим другим массу неудобств. Пересядьте, господа государственные служащие на велосипеды! Нет? Потеряете сразу весь свой «шик авторитета»?

Машина для чиновника, как ливрея…

«…Вместо живого общения и помощи войскам постоянные телеграфные разговоры и длинные, всегда запаздывающие и потому никому не нужные документы всё ещё считаются излюбленными, а часто и единственными формами управления…»

Б. М. Шапошников 23 августа 1937 года.

Но что прощается в мирное время, не прощается врагом на войне:

«… В конце июня 1941 года район шоссе Волковыск – Слоним был завален брошенными танками, сгоревшими автомашинами, разбитыми пушками так, что прямое и объездное движение на транспорте было невозможно…

Колонны пленных достигали 10 км в длину…»   

Минское поисковое объединение «Батьковщина».

Но ведь именно эта армия, из этих солдат, потом, через пару лет завоевал пол-Европы и поставила на колени всех этих Манштейнов с компанией!

 «…Возможно, что Манштейн – это лучшие мозги, какие только произвёл на свет корпус генштаба…»

Адольф Гитлер 1941 год.

Но Сталин свою войну проиграл! Не вышло у него – на белом коне парад Победы над Европой принимать! Это сделают за него другие. А пока, в июне никто не хотел за него воевать…

Несмотря ни на какие репрессии!

«… Пока в штабе Северо-Западного фронта искали «крайнего» 26 июня 1941 года в районе Даугавпилса сдался в плен начальник Оперативного управления штаба Северо-Западного фронта генерал-майор Трухин (в дальнейшем Трухин активно сотрудничал с немцами, возглавил штаб власовской армии)…»

Марк Солонин «22 июня или когда началась Великая Отечественная война».

Но на троне под египетскими символами фараоновой власти: двух корон – серпа и молота остался только благодаря тому, что пришла помощь неожиданно.

Вот выдержка из совсем другого события. Речи Черчилля в Фултоне. То есть той речи, что легла «межой» между бывшими союзниками. То есть те слова, которые наш «любимый вождь» воспринял как оскорбление и намёки на войну.

«…Я испытываю сильный восторг и уважение к храбрым русским людям и к моему боевому товарищу, Маршалу Сталину. Имеется глубокое сочувствие и доброжелательность в Англии — я не сомневаюсь в этом — ко всем русским людям и решение стойко добиваться, несмотря на множество различий, и проблем, установления долгой дружбы.

Мы понимаем потребность России в безопасности ее западных границ удалением всей возможности немецкой агрессии.

Мы приветствуем Россию на ее законном месте среди ведущих наций мира.

Мы приветствуем ее флаг в морях…»

Уинстон Черчилль март 1946 года.

22 июня 1941 года премьер Великобритании Уинстон Черчилль почти те ми же словами (мы их не приводим – они и так в нашей истории растиражированы) объявил о безоговорочной поддержки Сталину и тот уже не капризничал!

Тогда, в тот летний длинный день, это были слова, за которыми виделся Иосифу Виссарионовичу спасительный край золотого берега Темзы или сорок семь метров пустой свободы Заатлантической супердержавы.

24 сентября 1940 года Главнокомандующий ВМС Третьего Рейха гросс-адмирал Э. Редер:

«…Мы должны постараться всеми средствами усилить нашу войну против Англии, и без промедления, пока Соединенные Штаты еще не вступили в борьбу. При этом я еще раз указал на Гибралтар, Суэц, а также Ближний Восток и Канарские острова. Ослабление английских имперских позиций могло бы иметь решающее значение…

Нельзя же себе представить войну на два фронта: ошибки правительства 1914 года…

Мы должны сконцентрировать все силы на разгроме Англии… Для этого нам надо с величайшей энергией вести морскую войну, опираясь на порты Атлантики, расширить во взаимодействии с французами систему опорных пунктов до западного побережья Африки и завоевать с помощью Италии и Франции господство на Средиземном море и над африканским побережьем до Суэцкого канала.

Тем самым для Англии путь в Индию окажется отрезанным, а Северная Африка будет подключена к европейской экономической системе, что важно для снабжения Европы…»

Плевать на оппозицию!

Берия исправно заполняет подвалы Лубянки.

Мехлис и Жуков полетели «слепить» что-нибудь подобное обороне на Западном фронте, и мобилизация заполняет списки нового Центрального фронта.

Далеко не за даром сдаёт генерал Кирпонос ворогам Украину. Мехкорпуса разворачивают танковые башни.

А «белая кость» — генерал ещё царской армии Дмитрий Карбышев отказывается «работать» на немцев: работать против него – сына сапожника из горного посёлка!

И тот же самый друг-Тимошенко ещё поведёт весной сорок второго войска на Центрально-европейскую империю, на освобождение Австрии и Италии от гитлеровского гнёта.

Солдаты умирают. Им всё равно умирать – за Троцкого, за Павлова, за Мерецкова, за Жукова…

«…В Музее Вооружённых сил открыта экспозиция, где можно увидеть фото десантников, их вещи и карту боя в Аргунском ущелье на высоте 776.0.

О них напоминает плита у КПП 104-го парашютно-десантного полка в Пскове. На ней высечено: «Отсюда ушла в бессмертие шестая рота»…»

«Российская газета» № 111 (5784) 2012 год.

И он — Великий Сталин в белоснежном, как шкурка горностая, кителе будет нависать над серыми буднями россиянки, а его грузинский акцент будет до конца жизни обвинять немцев в неожиданном и этим коварном нападении…

«…Киев бомби-и-или,

Нам объяви-и-или,

Что началася война…»

Из песни.

Добавить комментарий