На войне как на войне

Война — непременный атрибут сатанизма.

Как в гору «уходит рота солдат» хорошо петь, идти плохо. Очень хочется простой холодной воды. Но воды нельзя никакой – даже воняющей противобактериальной таблеткой и противно тёплой «фляжечной».

И когда в «тесной печурке огонь» — красиво, но холодно: возле огненного металла «буржуйки» грязь в полуметровом радиусе, и к стенам – лёд и снег…

И каждую минуту затишья не поймёшь чего больше хочется: есть или спать.

На войне людям очень редко удаётся «вволю» полежать в тепле сытому. Но если удаётся, то и женщину хочется.

Где её взять?

И карамели бы грамм двести.

Или какой там «женщины», «карамели» – хлеба бы белого, да досыта.

И ещё… умирать не хочется.

«…Но кто-то вечно рвёт в атаку…»

Из альбома «Князь тишины» группы Наутилиус Помпилиус.

Однако: от бруствера толчком ноги в пекло.

Подальше от антоновских моченых яблок, книжек Гайдара и соседской девочки по прозвищу Соловьиха.

Генералы тобою умостят отвоёванное…

Государство в лучшем случае даст несчастной женщине, матери кусочек недорогого металла или бумажку…

«… Государством называется самое холодное из всех холодных чудовищ. Холодно лжёт оно: и эта ложь ползёт из уст его: «Я, государство, есмь народ».

Это ложь! Созидателями были те, кто создали народы и дали им веру и любовь: так служили они жизни.

Разрушители – это те, кто ставит ловушки для многих и называет их государством: они навесили им меч, навязали им сотни желаний…»

Фридрих Ницше «Так говорил Заратустра».

Государству ты совсем не нужен. Нужно от тебя за всю жизнь несколько выточенных болтиков и один-два метких выстрела.

А ты-то жить хочешь и после болтиков, и после выстрелов. И во время выстрелов… И когда болтики не получаются. И когда их нет желания вытачивать.

«… Я на допотопном, раздолбанном «уазике» отправился по батальонам в поисках подходящих кандидатур для будущей концертной бригады. Отбор проходил по очень простому принципу.

— Кто у вас тут ни хрена не делает, а только Ваньку валяет? – спрашивал я у очередного командира.

— Такой-то и такой-то, — охотно отвечал тот.

Я прослушивал халявщиков, и, как правило, метод осечки не давал.

У всех у них явно обозначались артистические способности. Связь между халявой и артистизмом была настолько очевидна, что мне порой становилось обидно за профессию…»

Илья Олейников «Жизнь как пестня» 1999 год.

На людей, не желающих умирать, убивать, работать находится суровое слово жреца. Этих жрецов всегда власть «подсовывает под голову дремлющим людям» с благими намерениями:

«…А, надо честно сказать, комиссаров в армии терпеть не могли. Примерно за год до войны, полагая, что после осуществленной чистки новому поколению генералов можно доверять, Сталин в очередной раз ликвидировал институт комиссаров, введенный еще после разгрома заговора Тухачев­ского. Однако уже в июле 1941 года, видя, что нагло творят генералы, как они губят армию и страну, Сталин вынужден был восстановить этот институт, потому как в тот период за командованием действительно остро нужен был пригляд. И одного Особого отдела было мало. Это жестокая правда войны, которую надо априори признать…»

Арсен Мартиросян. 2011 г.

Но любому жрецу от власти проще простого найти общий язык с любым, даже опальным генералом, так как у них есть общая тема: «удержание тела на возвышенности», или, как добиться успеха, не приложив к этому больших личных затрат. И разменной монетой всегда являются человечишки…

 «… Осознав… во времена знаменитых «ленинских субботников» и провала политики «военного коммунизма», что люди в обычных условиях не слишком расположены к реальной взаимопомощи и что никакое воспитание этого не способно изменить, Сталин попытался создать социальную систему, где буквально каждый человек кожей бы чувствовал постоянную смертельную угрозу, как для себя, так и для всей страны…»

М. Калашников, Р. Руссов «Сверхчеловек говорит по-русски» 2006 г.

Чем это кончилось? Правильно: миллионами трупов! Молодец Сосело! Но, наверное, лучше бы он писал стихи…

К тому же сталинская система, не являет собою худший образец системы, выстроенной как способ организации террора, хоть, естественно, не могла работать, не истребляя собственный народ:

Из приказа Народного комиссара обороны Союза ССР №227 от 28 июля 1942 года:

«…Нельзя дальше терпеть командиров, комиссаров, политработников, части, и соединения которых самовольно оставляют боевые позиции. Нельзя терпеть дальше, когда командиры, комиссары, политработники допускают, чтобы несколько паникеров определяли положение на поле боя, чтобы они увлекали в отступление других бойцов и открывали фронт врагу.

Паникеры и трусы должны истребляться на месте.

Отныне железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно явиться требование — ни шагу назад без приказа высшего командования.

Командиры роты, батальона, полка, дивизии, соответствующие комиссары и политработники, отступающие с боевой позиции без приказа свыше, являются предателями Родины. С такими командирами и политработниками и поступать надо как с предателями Родины.

Таков призыв нашей Родины.

Выполнить этот приказ — значит отстоять нашу землю, спасти Родину, истребить и победить ненавистного врага…»

Оправдание истреблению людей всегда одно: это, мол, продиктовано обстановкой… И люди за это собственное истребление должны ещё государству!

«…Именно в такой обстановке постоянного «боя со всем миром» ярко проявляются лучшие черты человека: альтруизм, самопожертвование, решимость на всё ради общего дела, ради счастья народа…»

М. Калашников, Р. Руссов «Сверхчеловек говорит по-русски» 2006 г.

Но и сталинская машинка долго не проработает: ни «врагов народа», ни «фашистских агрессоров» не хватит на всю её героическую историю. А машины более бездарных тиранов «разволокут» в разные стороны и всё Советское государства.

Сначала стиляг не сажали, потом «Битлов» заглушить не могли… На зависть чиновникам за «железным занавесом» империализм нарочито красиво «загнивал» в шампунях, нейлоне и кримплене.

В «…застойные семидесятые. Пошлые и мещанские, с мыслями исключительно о колбасе, хрустале, коврах и гарнитуре. С засилием одутловатой холёномордой сволочи в финских костюмах, обладающей отделанными деревом кабинетами. Партийно-бюрократическая система… вошла в сговор с американской верхушкой, пошла на идиотский вариант «договорённости» с западными элитами…»

М. Калашников, Р. Руссов «Сверхчеловек говорит по-русски» 2006 г.

СССР сдулся, об этом говорят, пишут и…шутят. Остались поля нашей земли с не отпетыми попами останками неизвестных. И, чтобы не стояли в глазах «мальчики кровавые», какой-нибудь мужчина с начальным ожирением и в лампасах провозглашает как истину уже давно всеми затёртое: «Ну, война, знаете ли, такое дело…»

«…Нашими частями в г. Ефремове захвачен приказ по 101 немецкому мотополку 18 танковой дивизии от 12 декабря 1941 года, за № 324/12. Приводим текст этого бандитского приказа: «Населённые пункты на прежней позиции и перед новой позицией полностью разрушать. Срочно для этого провести подготовительные работы. Всякое проявление мягкотелости в этом отношении стоит нам крови. Поэтому в своих действиях быть беспощадным…

По всем мужчинам и женщинам, появляющимся на участие дивизии пешком, на санях или на лыжах, открывать огонь без предупреждения. Скот и продукты питания забирать с собой. Где нет возможности для транспортировки живого скота или большое расстояние не позволяет увезти его с собой, скот убивать, а мясо везти с собой»…»

Из сводки Совинформбюро от 1 января 1942 года

Это скажет обманщик репродуктор, обвиняя агрессора. После этих слов – подбодрит:

«…Десятки лет советской власти не прошли даром. СССР породил… первостатейный человеческий капитал. То были люди, способные свернуть горы и совершить невозможное…»

М. Калашников, Р. Руссов «Сверхчеловек говорит по-русски» 2006 г.

А как услышать оптимизму тот репродуктор в земляном окопе, в воде по колено, с одним сухарём в кармане, где махоркой только пахнет грубый шов. И где доблесть с отвагой и мерзость паники всего между двумя мыслями: «Держись, фриц!» и «Полундра, нас продали!» Что составляет мгновение полёта пули и целую историческую эпоху.

Из допроса немцами Якова Иосифовича Джугашвили (старшего сына Сталина) 18 июля 1941 года:

«Я находился в машине командира дивизии, я ждал его. У моей машины собрались красноармейцы, обозники, народ из обозных войск. Они стали просить меня: «Товарищ командир, командуй нами, веди нас в бой!» Я повёл их в наступление. Но они испугались, и когда я обернулся, со мной уже никого не было…»

Обыкновенное дело – люди дорожат своей шкурой, вне зависимости какого она «цвета»: красная, белая или красно-сине-белая! А кто будет дорожить твоей шкурой? Отцы-командиры?

Военный корреспондент «Красной звезды» Константин Симонов писал:

«…Метель вместе с дождем, все невероятно развезло, все буквально встало, танки не пошли, а плотность войск, подогнанных Мехлисом, который руководил этим наступлением, подменив собой фактически командующего фронтом безвольного генерала Козлова, была чудовищная. Все было придвинуто вплотную к передовой, и каждый немецкий снаряд, каждая мина, каждая бомба, разрываясь, наносили нам громадные потери… В километре — двух — трех — пяти — семи от передовой все было в трупах… Словом, это была картина бездарного военного руководства и полного, чудовищного беспорядка. Плюс к этому — полное небрежение к людям, полное отсутствие заботы о том, чтобы сохранить живую силу, о том, чтобы уберечь людей от лишних потерь…»

Интересно то, что эти строки наш великий военный писатель пишет не о 22 июня с предательством генералов, а через год. Когда измена была вытравлена Берией. Когда за дело взялись самые проверенные «сталинисты».

Из выступления Уинстона Черчилля 15 февраля 1942 года в Палате Общин:

«…Как обстояли дела в середине августа 1941 года, когда я встретился с Рузвельтом? В те дни казалось, что немцы разрывали на части русские армии и быстро шли на Ленинград, Москву, Ростов и в самый центр России…

Как обстоят дела сейчас? Русские армии не разбиты, народ не покорён. Ленинград и Москва не взяты. Русский фронт не оказался на линии Урала и Волги. Русские победоносно продвигаются вперёд, прогоняя вторгшегося врага со своих родных земель…

Вместо побед в России немцы нашли поражение, неудачи, позор неслыханных преступлений, потерю миллионов немецких солдат…»

Тот же самый Мехлис, что орал год назад о заговоре и личной ручкой лапал застёжку кобуры при виде бегущих от границы войск, исправно поставлял под убой кадры так ему любимой и родной РККА… Непокорённый народ ложили пулемётами с двух сторон!

Тогда «шинели» и «тельники» кидали душу в облака в противоход трусости за: «Хрен вам всем, собаки злые!»

«…Кого жалеть, ведь каждый в мире странник…»

С. Есенин «Отговорила роща золотая»

Сколько их мёртвых: солдат, сержантов, старшин, лейтенантов?

А люди живые – «Вперёд, ура!» или «Спасайся кто может!»

В этом всё на войне.

Из допроса немцами Якова Иосифовича Джугашвили (старшего сына Сталина) 18 июля 1941 года:

«…Начало светать, я стал ждать своих артиллеристов, но это было бесцельно, и я пошёл дальше. По дороге мне стали встречаться мелкие группы из мотодивизии, из обоза…

Я шёл в военной форме, и вот они попросили меня отойти в сторону, так как меня будут обстреливать из самолёта, а, следовательно, и их будут обстреливать…

…Я обменял у одного  крестьянина брюки и рубашку, я решил идти вечером к своим…

Я был в крестьянской одежде… Крестьяне хотели меня выдать…Я просто зашёл в избу. Они говорили: «Уходи сейчас же, а то мы донесём на тебя!» и уже начали мне угрожать…Крестьянка прямо плакала, она говорила, что убьют её детей, сожгут её дом…

…Тогда я увидел, что окружён, идти никуда нельзя. Я пришёл, сказал: «Сдаюсь»…

Я не хочу скрывать, что это позор…»

Что-то в человеке (трусость!) не хочет погибать ни за землю, ни за соседского мальчика, ни за дорогое государство. И это выставляется (иногда), как бунт индивидуальности.

Красивое слово – мятеж.

«… В реальности не существует никаких необходимых связей индивидов в обществе, а потому индивидуум не должен признавать никакие социальные установления обязательными для себя…»

Штирнер «Единственный и его достояние» 1845 год.

Плохо?

Мятеж – плохо?

Если не сопротивляться насилию, то постепенно превратишься в рабочий скот.

Но и применяя методы государства, уподобляясь государственникам-палачам, тоже превращаешься в скотину.

Где же выход?

Может его нам подскажет Всемогущий Бог? Бог – единый и везде сущий.

Наложи крест на развалины сельского храма… В них много обид и грешного уныния.

«…И прости нам долги наша…»

Из молитвы «Отче наш»

Другое дело, по-тихому без рукоприкладства и усекновений головы — бескровно государство обокрасть – стянуть, слямзить. Но и стянуть-то немного, совсем немного: «Не обеднеет!»

28 февраля 1945 года в докладной записке на имя заместителя наркома обороны Н. А. Булганина член военного совета главка, в котором тогда работал маршал РККА Кулик, сообщал:

«…Маршал Кулик привёз с фронта пять легковых машин, двух племенных коров, незаконно использовал красноармейцев на строительстве личной дачи под Москвой.

Кроме этого, по сообщению главного военного прокурора, присвоил себе в Крыму дачу с имуществом — мебелью, посудой и т. д. без оплаты стоимости. Для охраны дачи выставил часового — бойца погранотряда Субботина…»

Честные маршальские глаза на портрете!

Вся эта «грязь» вылезла на свет божий только потому, что этого самого маршала начали «гнобить» и, в конце-то концов, расстреляли.

Но другие-то, думаете, были другими? Маршал Победы Г. К. Жуков? Или какой-нибудь просто «полкан»? Нет! Такие же!

А мы с вами другие?

При социализме, даже когда везде и всюду внушалось, что всё вокруг принадлежит народу, а, следовательно, и воровать будешь ни у кого-нибудь, а у своего народа, и то тянули всё, что могли: учителя и врачи с пациентов и родителей учеников (ну уж вазочку хрустальную, так точно!); рабочие с заводов (от дощечки, до кирпичика); прапорщики – из складов «неприкосновенного запаса…

Сегодня воровать сам Бог велел – мило «обнести» скрягу работодателя, если тот «лоханётся»!

«…Не хватает порядка и дисциплины в ротах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять свою Родину…»

Из приказа Народного комиссара обороны №227 от 28 июля 1942 года.

Не удалось Иосифу Виссарионовичу поменять жизни граждан (или всё же подданных?) на «колоски с колхозных полей», а современным «Чуку и Геку» Господь уже такой возможности не даст…

И, слава Богу!

И слава всем погибшим воинам, отдавшим жизни за нечто большее, чем сталинская власть! И слава победителям, давшим в морду европейской гитлеровской власти!

«…Жестокому сверхчеловеку-бестии Запада с самого начала противопоставлен гуманный человек-творец…»

М. Калашников, Р. Руссов «Сверхчеловек говорит по-русски» 2006 г.

Немного пафосно.

Но гитлеровцы европейской империи все до одного были пропитаны от головы до хвоста… смертью.

Вам пример?

Ой, да сколько угодно! Вот-с, пожалуйте:

Совинформбюро. Оперативная сводка за 15 января:

«…До последнего времени в ряде случаев немецкие солдаты, несмотря на предложения советского командования, отказывались сдаваться в плен. Как рассказывают сами пленные немцы, отказ пойти в плен объясняется исключительно тем, что немецкие офицеры расстреливают в спину солдат, сдающихся в плен советским войскам…»

А то мы только себе головы пеплом посыпаем:

«…Сформировать в пределах армии 3-5 хорошо вооруженных заградительных отрядов (по 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной…»

Из приказа Народного комиссара обороны №227 от 28 июля 1942 года.

За спиной (по обеим сторонам фронта!) располагали станковые пулемёты помочь «честным бойцам»… стать человеком творцом Победы!

Любая тирания уверена в том, что наличие выбора лишь порождает трусость…

Добавить комментарий