Часть пятая

Дадим слово заклятому нашему врагу — фашисту.

Иоахим фон Риббентроп – министр иностранных дел Германии во времена Адольфа Гитлера.

Риббентроп, Чемберлен и Гитлер во время переговоров в Мюнхене (Сентябрь 1930 г.)

Гитлер и Риббентроп (в центре) вместе радуются заключению «Пакта о ненападении» между Россией и Германией (Август 1939 г.)

Разговор с фюрером накануне нападения на Польшу (1939 г.)

Вот, что он писал в своих воспоминаниях по поводу начала войны и писал за несколько недель до того, как быть казнённым по приговору Международного военного нюренбергского трибунала в 1946 году:

(В главе «Начало войны»)

«…Ситуация, которую я нашёл по возвращении (в первой половине дня 25 августа 1939 года из Москвы после заключения договора о ненападении от 23 августа), была гораздо серьёзнее, чем при моём отлёте: польское давление на Данциг и заселённые немцами районы коридора ещё более усилилось, к этому добавились и пограничные инциденты. В день моего прибытия кризис достиг своей первой кульминационной точки…»

Даже не приводя ничего ещё из достаточно весомых аргументов бывшего немецкого дипломата, по этому абзацу можно судить о многом…

Но, главное, если Риббентроп ничего не знал о готовящейся агрессии, то какие карты «сфер влияния» он мог в Москве подписывать, обсуждать,… просто видеть или показывать…

Очередной вопрос прозвучит так:

«Каким же образом тогда относится к секретному протоколу как к дополнению договорённостей от 23 августа?»

Однако не будем ставить под сомнение, что они были.

Да – секретная папка была, господин Волкогонов!

Да, так да,

но, наверняка были приложены к карте с границами сфер влияния, подписанной Сталиным.

А карта эта датируется уже 28 сентября, когда с панской Польшей было всё кончено.

Трагедия Польши. Сентябрь 1939 г. Подписи Сталина и Риббентропа на карте-приложении к советско-оерманскому Договору о дружбе и границе.

После подписания пакта о ненападении с Германией. Сталинский тост за здоровье Гитлера (24 агуста 1939 г.)

Подписанная Сталиным и Риббентропом карта с обозначением совестко-германской границы

И, в связи с этим ещё один вопрос:

«Разве может быть сговором с агрессором эти документы, (в приложении к договору от 28 сентября), уже «де-юре» оформляющие положение дел в Восточной Европе после немецко-польской войны?»

Ещё о невозможности, вернее преждевременности документа о границах раздела Польши говорят такие строки всё тех же предсмертных откровений Иохима фон Риббентропа:

«…Вскоре после полудня (25 августа 1939 года) я получил через одного чиновника министерства иностранных дел сообщение о ратификации англо-польского договора, который был заключён ещё 6 апреля (1939 года), однако без придания ему официальной формы. Я поспешил с этим известием в Имперскую канцелярию, чтобы побудить фюрера остановить уже принятые военные меры…

…Фюрер воспринял возбуждённо доложенное мною сообщение без возражений; он и сам производил впечатление человека, поражённого этим известием. По недолгом размышлении он информировал меня о том, итальянский посол в первой половине дня сообщил ему: военный конфликт с Польшей Италия не будет считать ситуацией, обязывающей её к выполнению своих союзнических обязательств.

Гитлер убеждён в том, что итальянская позиция уже сообщена Римом Лондону и привела к ратификации англо-польского пакта… Вскоре появился генерал-полковник Кейтель. Фюрер спросил его, возможно ли остановить военные меры. Кейтель подтвердил. Фюрер дал Кейтелю соответствующий приказ…»

Никак такое поведение «вождя» не вяжется с утверждениями, что уже были определены сферы влияния и границы раздела государств.

В середине дня 25 августа Гитлер производит впечатление не уверенного в себе человека, для которого уже ясно, насколько глубоко зайдут в чужую страну его войска.

Нет.

Он нервничает и мечется. Фюрера в этот «драматический» день (так назвал 25 августа Риббентроп) можно скорее представить, например, нервно жующим свой …галстук !


Адольф Гитлер

Вопрос:

«Так когда, под каким числом, был подписан секретный протокол? Был ли Гитлер так уверен в успехе «блицкрига» в Польше?»

На этот вопрос отвечу сам.

На самом деле в начале сентября никто не мог предположить, где и на каком расстоянии от довоенных границ будут стоять войска.

Разгром Польши был ошеломляющим, но достался вермахту не дёшево. После того, как немецкие войска сомкнули свои клещи у Брест-Литовска, у них не было достаточно сил двигаться дальше.

Советские же вооружённые силы были скованы «монгольской» войной. Лучшие танковые, военно-воздушные, артиллерийские и пехотные силы ещё там – за озером Байкал, с которым центр и запад страны связывает одна тоненькая ниточка Транссибирской магистрали.

Москва не опасается происходящей на западе войны, она считает её «не своей», но до той поры, пока не становится под угрозу жизнь белорусского и украинского народов.

Срочно заключается перемирие 15 сентября с Японией. Японцы измотаны, побиты и напуганы. Они подписывают перемирие.

Советскому Союзу можно заняться переброской сил на запад.

А в Польше уже анархия — в этот же день (15 сентября), не дождавшись помощи французов, (а французский генерал Гомелен обещал!), не дождавшись помощи англичан (которые заявили, что помочь не успевают!), из Варшавы польское правительство бежит в Румынию…

Варшава обречена, а с ней и население Западной Украины и Западной Белоруссии!

17 сентября посла Польши в СССР вызывают в Наркоминдел и вручают ноту:

«Советское правительство отдало распоряжение главному командованию Красной Армии дать приказ войскам перейти границу и взять под защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии. Одновременно советское правительство намерено принять все меры к тому, чтобы вызволить польский народ из злополучной войны, куда он был ввергнут его неразумными руководителями и дать ему возможность зажить мирной жизнью…»

Советские войска переходят границу и идут на сближение с немцами…

Сопротивления нет, простые люди нас встречают цветами, польские войска – почти враждебно, но без сильного сопротивления.

Вот свидетельство той поры о взятии города Львова:

«В результате последнего раунда переговоров (с польским гарнизоном города) 22 сентября 1939 года в 11 часов было подписано соглашение «О передаче города Львова войскам Советского Союза» Согласно 8 пункту соглашения офицерам польских войск гарантировалась «личная свобода и неприкосновенность их личного имущества. Отъезды в зарубежные страны им разрешаются местными властями вместе с представителями дипломатических властей данного государства».

М. Мельтюхов «Советско-польская война»

Наши войска «входят в соприкосновения с частями вермахта», но опять – боёв почти нет.

Армии стоят друг против друга. Однако уже есть подписанный договор о ненападении. Да и Германское командование просто не имеет сил для повторения Испании, когда на протяжении трёх военных лет СССР противостоял Италии и Третьему Рейху…

Совместное коммюнике о том, что войска Германии и СССР не будут стрелять друг в друга, было опубликовано 18 сентября.

(Но «напряжение висело в воздухе» — это так об этом времени сказал комбриг Тюленев).

И вот что говорит Уинстон Черчилль, выступая 1 октября 1939 года по лондонскому радио со своим очередным обзором событий (с 3 сентября Англия в состоянии войны с Германией), заявил:

«…Для защиты России от нацистской угрозы явно необходимо было, чтобы русские армии стояли на этой линии. Во всяком случае, эта линия существует, и, следовательно, создан Восточный фронт, на который Германия не посмеет напасть…»

Уинстон Черчилль

А между тем, советским войскам со стороны украинских и белорусских жителей никто не сопротивляется, более того – оказано самое радушное гостеприимство.

«Везде всеобщее народное ликование!» — это опять вспоминает комбриг Тюленев…

«О возвращении буржуазного правительства Польши в районы подконтрольные Рабоче-Крестьянской Красной Армии речи не идёт. Весь народ, брошенный 15 сентября на произвол судьбы считает их предателями, а советских солдат – освободителями…»

Газета «Красная звезда»

Вермахт и, стоящие перед ним части РККА, не предпринимали никаких враждебных действий друг против друга, однако находились в полной боевой готовности. Немецкий холодный расчёт – «перевес сил на стороне русских, с учётом отношения населения территорий, занятых войсками»…

На западе – английские и французские войска так же не проявляют агрессии.

Гитлер пускает «в бой» не танки, а…дипломатов.

23 сентября – второе Советско-Германское коммюнике, где сообщается, что

«…Германское правительство и правительство СССР установили демаркационную линию между германской и советской армиями…»

«После урегулирования вопросов, возникших в результате распада польского государства и создания тем самым прочного фундамента для длительного мира в Восточной Европе, Советское и германское правительства выступили 28 сентября с совместным заявлением о том, что ликвидация войны между Германией с одной стороны, Англией и Францией – с другой, отвечала бы интересам всех народов и что СССР и Германия направят все усилия к возможно скорейшему достижению этой цели…»

Политический словарь под редакцией Г. Александрова, В. Гальянова и Н. Рубинштейна. 1940 год.

28 сентября в Москве Риббентроп и Молотов подписывают пакт «О дружбе и границе». Дополнительные документы, в которые входит и пресловутый «секретный договор», и карта прилагаются.

В нём, кстати, идёт речь не только о польских территориях, но и о странах Балтии, и оговорен этот момент только для того, чтобы оградить в дальнейшем эти страны от фашистской агрессии. И именно поэтому, то есть из-за боязни немецкого порабощения, по прошествии совсем немного времени от «чёрного сентября», правительства стран Балтии по собственному добровольному желанию просят Москву ввести части Красной Армии на их земли. То, что этим воспользовались латвийские, эстонские и латышские коммунисты, для проведения бескровных («цветных»!) революций – так это другая, хотя и не менее интересная тема.

Кому же надо фальсифицировать историю и менять дату «секретных протоколов» с 28 сентября на 23 августа?

Начало положено в Париже…

«…Этот договор, разумеется, отказалось признать правительство национального согласия Польши, созданное как эмигрантское в Париже 30 сентября во главе с генералом Владиславом Сикорским…»

(Ю.Н. Жуков «Тайны Кремля»)

Ну, а потом…

«…Причина же кроется в стремлении стратегов глобалистской экспансии Запада деформировать историческую память народов мира…Для этого и потребовался миф, согласно которому не только фашистская Германия, но и социалистическая Россия в равной степени была виновником развязывания всемирной бойни…

Миф нужен ещё и для того, чтобы скрыть родовую связь с фашизмом глобализма по-американски…»

Ю. Белов «Вся мещанская рать».

Вот уж действительно по-американски! – переложить с больной головы на здоровую.

«…Огромное пространство России предстояло разделить и передать под административный контроль Германии, Британии (!) и Соединённых Штатов (!!) после того, как эти государства придут к соглашению с Гитлером. Германии отводилась территория от польской границы до реки Обь; англичане получали землю между Обью и Леной; американцам оставался обширный регион к востоку от Лены, включая Камчатку и Охотское море…» — это «откровения» ещё одного заклятого нашего врага – Генриха Гимлера. Его приводят в книге «Знаменосец «Чёрного ордена». Гимлер» Роджер Мэнвелл и Генрих Френкель, — «…Европейская империя будет представлять собой конфедерацию свободных государств, в состав которой войдут Великая Германия, Венгрия, Хорватия, Словакия, Голландия, Фландрия, Валлония, Люксембург, Норвегия, Дания, Эстония, Латвия и Литва. Эти страны будут управлять собой сами. У них будет общая европейская валюта, некоторые области управления, включая полицию и армию…»

Похоже на что-то из современной жизни.

Видите, какие основоположники были у идеи «Единой Европы». Какие «Ледоколы»! А, господин предатель Резун-Суворов?

И ещё кое-что связывает самого кровавого палача прошлого столетия с современными свободными странами.

Массажист Гимлера, некто Керстен вспоминал, как расслабленный главный палач Гитлера доверительно вещал: «…Наши методы не так уж оригинальны. Как и мы, все крупные нации, такие, как французы, испанцы, итальянцы, поляки, а так же англичане и американцы, прибегали к силе или развязывали войну, чтобы приобрести статус великой державы. Много веков назад Карл Великий, переселивший саксов и франков, подал нам пример перемещения целого народа. Так поступали англичане с ирландцами, испанцы – с маврами, а американцы откровенно истребляли индейцев…»

Так-то, господа…

Думайте…

Добавить комментарий